статьи

Карелин  Андрей Осипович (1837 – 1906). Фотограф Императорской академии художеств

Карелин. Автопортрет Родился  в Тамбовской губернии, учился  иконописи, потом  повезло: нашелся меценат,  который отправил его учиться   в  Санкт-Петербургскую  Академию  художеств. По окончании   Академии  Карелин удостоен звания свободного  художника и в  1864г. переезжает  с семьей в Кострому,  дает уроки портретной   живописи, работает в фотографии Настюкова  М.П. После  смерти жены,  вместе с детьми и второй женой – урожденной    Ольгой Григорьевной Лермонтовой (1846-1918), родственницей  Лермонтова М.Ю.,  в 1866г. переезжает в Нижний Новгород.  В  1869г.  открывает свою мастерскую «Фотография и живопись    художника А.Карелина». В 1870г.   вместе с художником    Шишкиным  И.И.  создает заказной альбом «Нижний Новгород»,  который предназначался в подарок  царю  Александру II.   Художнику  Шишкину Ивану Ивановичу (1832 – 1898)  предназначалась роль живописца: раскрасить фотографии акварелью.

Карелин  создавал фотографии-картины. Для сюжетов выбирал бытовые сцены из жизни и умел  придать своим персонажам естественность и  выразительность,  для съемок в интерьере  отказывался от бутафории и пользовался только настоящими предметами,  смело выстраивал  многоплановую композицию кадра,  широко применял естественное   освещение.  Его снимки  отличались  тщательно  проработанными  деталями  и в светах и в тенях. По высказываниям его учеников, «свет и тень сочетались так необычайно, что казалось даже невероятным», а скульпторы замечали, что со снимков Карелина  можно лепить  бюсты и барельефы — фигуры во всех планах были показаны так отчетливо, так рельефно.
Карелин, гимназистки

 ГИМНАЗИСТКИ

Карелин фотографировал на мокроколлоидных  и затем на сухих броможелатиновых  пластинках  большого формата 50х60. Свои  фотопроизведения  — сюжетно-смысловые  композиции  или групповые портреты — Карелин  снимал  на один  негатив: соразмерность фигур, детали интерьера, свет, перспектива  —  все в одном кадре, в отличие от популярного  Оскара Рейландера (1813-1865), который  работал в стиле коллажа, собирая  свои картины —  аллегории  из нескольких негативов.

Карелин. Игра в жмурки

 ИГРА В ЖМУРКИ

Карелин оказался новатором и в технике  фотографии: он  добивался необходимой  резкости  в изображении групп,  предметов и  обстановки, расположенных в двух-трех  планах,  экспериментируя  с   насадочными  линзами к  объективу. В то время это была  непростая задача.  Документально известен  случай с герцогом Эдинбургским,  посетившем  мастерскую Карелина во время своего  путешествия по Волге. Знаток и любитель фотографии  герцог  недоверчиво отнесся  к слухам об изобретениях Карелина  и сел перед фотоаппаратом, заложив ногу на ногу, таким образом,  что при съемке с любым существовавшим в то время объективом его фигура вышла бы неминуемо с преувеличено  большими ногами и маленькой головой. К своему удивлению,  он получил от Карелина «художественный портрет с полной соразмерностью  всех  деталей».
Карелин. Девушки с альбомами

 ДЕВУШКИ С АЛЬБОМАМИ

Имя  Карелина было хорошо известно в Европе, он  активно  участвует в международных выставках и конкурсах. На    Специальной выставке французского фотографического общества  в Париже  в  1876г.  награжден Большой серебряной медалью «за  портреты и  этюдные фотографии с натуры». На Всемирной  фотографической выставке  в  Эдинбурге в 1877г. среди шести  тысяч представленных работ только две  по мнению экспертного  жюри  претендовали на высшую награду – Золотую медаль  Королевской академии.  Когда вскрыли конверты с девизами,  автором  этих  двух фотографий  оказался Карелин.  На Восьмой  выставке  1878г.  в Париже  награжден Дипломом Французского  фотографического общества и Золотой медалью,  принят в члены Французской национальной академии искусств.

 

 

Карелин. Горбатовская мещанка

   ГОРБАТОВСКАЯ МЕЩАНКА

В России Карелин ведет большую просветительскую работу  —    открывает рисовальную школу,  дает бесплатные уроки рисунка  и живописи,  устраивает выставки нижегородских художников и  фотографов.  Его деятельность и художественные успехи  получили  достойное  признание.  В 1876г. он удостаивается    почетного  звания  «фотографа Императорской академии  художеств»  «за изобретенный особый способ фотографии, во  внимание к трудам  по усовершенствованию в фотографическом  искусстве»;  пожалован Золотой медалью для ношения на шее на  Станиславской ленте  императором Александром 111 за полезное  участие в Парижской Всемирной выставке 1879г.; становится  действительным членом   Пятого — фотографического  отдела   Императорского Русского технического общества. В 1882г.  На 15ой  Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве награжден  Золотой медалью «за открытие нового пути и приемов при снятии фотографии», а также «за  особые труды …и полезную деятельность».

В 1886г.  в  здании Дворянского собрания  торжественно открывает   Нижегородскую художественную  выставку, на которой показывает и свой  Альбом «Виды Нижнего Новгорода».  В 1889г.  участвует в юбилейной  выставке фотографического отдела  Общества распространения технических знаний в Москве, посвященной 50летию изобретения  фотографии. В своей мастерской изготавливает диапозитивы для просмотра в учебных заведениях и  во время народных чтений, избирается  действительным членом  Нижегородского общества любителей художеств, открывает свою мастерскую для всеобщего обозрения.

По материалам Издания Нижегородского художественного музея, «Арника», 1994.

Фотографы России, век 20-ый, год 1917-ый:  Карл Булла, Яков Штейнберг, Павел Жуков, Петр Оцуп

В России в начале XX века  главенствующее место в связи с историческими событиями    заняла фотография хроникальная.  В архивах  кинофотодокументов  хранится  много фактических  свидетельств того времени, авторство которых неизвестно. Историк фотографии  Волков-Ланнит  Леонид Филиппович  в своей книге  «История пишется объективом» (М., Планета, 1980)  наряду с фамилией  Булла называет  более  десятка имен фотографов, работавших  в  это время  в «горячих точках» — на фронтах Первой  мировой  войны 1914-1918  и войны с Японией 1904 -1905 годов,   9 января  1905 года в Петербурге  и  последующей  за этим  революции  1905-1907 годов, развернувшейся  в разных городах страны, местах  революционных  событий 1917 года в феврале и октябре, на фронтах   Гражданской   войны  1918-1922.  Я привожу имена этих фотографов с мыслью о том, что, возможно, кто-то  встречал или встретит  фотографии с подписью:  Гольдштейн Г.П., Дорн,  Кобозев И.С., Лавров В.В. , Леонидов Л., Новицкий П.К.,  Савельев А.И.  К сожалению, мне не  встречались фотографии этих авторов и я ничего не могу о них сказать.

Булла Карл  Карлович  (1853 – 1929)

Булла Карл Карлович

Булла Карл Карлович

 Имя  одного из старейших мастеров  отечественной фотографии    возродилось  совсем недавно,  уже в нашем XXI веке. Карл  Карлович   Булла имел свое ателье в Петербурге,  работал вместе  с сыновьями. Запечатлел много ярких и важных событий,  происходивших  в  Петербурге.  За свою  многолетнюю  деятельность был награжден  многими наградами.  За  серию  снимков  сиротских домов ему было присвоено звание    Потомственного  Почетного гражданина Санкт-Петербурга    — все  это,  разумеется, до 1917 года. После 1917 года  Карл Булла уехал  в Эстонию, в Петербурге  остались его сыновья,  тоже  профессиональные  фотографы. Их судьбы трагичны — Александр  в 1928 году был отправлен в ссылку, Виктор —  в 1938 году    расстрелян по ложному доносу.

Эльбек Валентин Евгеньевич

Эльбек Валентин Евгеньевич. Фото Евгения Лучинского

Инициировал   возрождение  имени  Булла  и   осуществил  задуманное  Валентин Евгеньевич  Эльбек, врач  по профессии, вне профессии — фотолюбитель и коллекционер.  В  2002 году,  как раз  к предстоящему празднованию  300-летия  Санкт-Петербурга,  он  купил  и  реконструировал помещение, владельцем которого  когда-то был Карл Карлович Булла, и основал   Фонд  исторической фотографии имени Карла Буллы. Периодически  здесь проходят фотовыставки  фотографов разных поколений, также  вместе с Санкт-Петербургским  Союзом журналистов  под  патронатом губернатора Санкт-Петербурга в 2007 году  Фондом  был учрежден Международной конкурс фотографии  имени Карла Буллы.  Адрес этого замечательного заведения: Санкт-Петербург,  Невский, 54. Об  этом и многом другом  можно почитать на сайте  Фонда.

Далее представлены фотографии Виктора  Буллы,  репродуцированы из  Антологии советской фотографии, составители Л.Ухтомская, А.Фомин. Планета, М, 1986.

Отряд красногвардейцев на Конногвардейском бульваре, Петроград, 1917.

 

 

 

Отряд красногвардейцев на Конногвардейском бульваре,  Петроград, 1917.

 

Личный состав бронепоезда №12, 1919.

 

 

 

Личный состав бронепоезда №12, 1919.

 

С.М.Киров принимает парад на площади Урицкого, 1931.

 

 

 

 

С.М.Киров принимает парад на площади Урицкого, 1931.

 

Рабочие Путиловского завода на собрании, посвященном выборам Петроградского Совета, 1920

 

 

 

 

 

Рабочие Путиловского завода на собрании, посвященном выборам Петроградского Совета, 1920.

 

Учащиеся единой трудовой советской школы на заводе, 1930.

 

 

 

 

 

Учащиеся единой трудовой  советской школы на заводе, 1930.

 

 

 

Штейнберг Яков Владимирович (1880 – 1942)

Штейнберг Яков Владимирович

Штейнберг Яков Владимирович

  Информации о нем  совсем немного. Известно, что он снимал  боевые  действия на фронте    Первой мировой войны. Активно сотрудничал с  лучшим тогда    иллюстрированным журналом «Солнце России». В своих  снимках отразил  события  двух революций  1917 года  — демонстрации  рабочих и солдат,  волнения на улицах,  жизнь в коридорах Смольного.

Уже в 20-ые годы  при советской власти  был ведущим  фотокорреспондентом  первых советских журналов  —  «Юный  пролетарий» и «Пламя».  Руководил Петроградским обществом  художественной и технической фотографии.  В 1924 году в залах  Ленинградской Академии художеств, состоялась его персональная  выставка,  на которой он представил 300 работ.

В конце своей жизни Яков Штейнберг передал в Ленинградский (ныне Петербургский) государственный архив кино-фотодокументов более шести тысяч негативов.

Фотографии Якова Штейнберга  репродуцированы из  Антологии советской фотографии, составители Л.Ухтомская, А.Фомин. Планета, М, 1986.

Выпускники курсов командиров Красной Армии, 1919 год

Выпускники курсов командиров Красной Армии, 1919 год

 

Первые тракторы завода "Красный путиловец", Петроград,1925 год

Первые тракторы завода «Красный путиловец», Петроград,1925 год

 

Жуков Павел Семенович (1853 – 1929)

Еще один почти неизвестный сегодня фотограф. Жуков окончил Петербургское училище  поощрения художеств и Римскую академию художеств. Создал галерею фотопортретов выдающихся деятелей русской литературы и искусства.   К примеру,  портреты писателей, напечатанные   в школьных  учебниках,   скорей всего принадлежат  авторству  Жукова – Л.Н.Толстой, А.П.Чехов, А.И.Куприн.… Есть несколько его  фотоснимков событий  Гражданской войны.   После революции Жуков  назначен главным фотографом  Политуправления Петроградского военного округа,  фотографировал  командиров и политработников Красной Армии.

 В.И.Ленин, 1920.

В.И.Ленин, 1920.

В 1920 году он был направлен в Москву для съемки  государственных деятелей и военачальников, тогда же им был сделан портрет Ленина, великолепный образец портретного  фотоискусства. В  годы пятилеток  основной темой  его фотографий, понятно,  был  созидательный  труд  советских людей   — на корабельных верфях  и металлургических  заводах Ленинграда,   на строительстве  Волховской ГЭС.  Перед войной Жуков сдал свои негативы в Ленинградский (в наст. время, Петербургский)  Государственный  архив   кинофотодокументов. Погиб во время  Ленинградской блокады.

По сообщениям историка Сергея Лебедева,  фотоателье Павла Семеновича Жукова размещалась в историческом доме — Невском проспекте, дом 18 (Мойка, 57), Здесь в кондитерской Вольфа Пушкин встретился со своим секундантом Данзасом и отсюда ушел на дуэль.

В квартире Жукова и его ателье бывали видные деятели русской культуры и искусства: Горький, Куприн, Блок, Маяковский, балетмейстер Горский, балерина Анна Павлова, художники Бродский, Рылов, композитор Глазунов, вместе с Есениным приходила Айседора Дункан.                        http://www.liveinternet.ru/users/zimnyi/post276987582/

Фотографии Павла Жукова   репродуцированы из  Антологии советской фотографии», составители Л.Ухтомская, А.Фомин. Планета, М, 1986.

Представители работников просвещения и Петроградского военного округа на площади Урицкого, 1923.

 

 

 

Представители работников просвещения  и  Петроградского военного округа  на площади Урицкого,  1923 год

 

 

работники просвещения - шефы Петроградского военного округа, 1923 год

 

 

 

Петроградский военный округ принимает от работников  просвещения Знамя, как символ шефской работы, 1923 год

 

 

 

 Оцуп Петр Адольфович  (1883-1963)

Оцуп Петр Адольфович

Оцуп Петр Адольфович

 Самый известный  из всех фотографов революционной поры, может  быть,  благодаря тому, что он имел возможность больше  и ближе  других фотографировать  Ленина.   С первых дней октябрьских  событий он  находился  в Смольном и сразу после Октябрьской    революции он становится  заведующим фотостудией   Реввоенсовета    республики, а позже руководит фотостудией  ВЦИК (Всероссийского    Центрального Исполнительного Комитета РСФСР).  С 1918 по 1922  годы он создал 35 портретов  В.И.Ленина, которые  печаталась  миллионными тиражами и публиковались во всех газетах и журналах  на весь мир.

К моменту  революции у него  был уже большой опыт  профессионального  фотографа – военный фотокорреспондент  на  фронте Русско-Японской войны, в осажденном Порт-Артуре,   свидетель  революции  1905-1907 годов, фотокорреспондент   Первой  мировой войны  1914-1918 годов,  снимал акт отречения от престола Николая  Второго, осаду Зимнего, выезжал на фронты Гражданской войны, у  него уже была своя персональная выставка.

По воспоминаниям самого Петра Адольфовича  Оцупа, Ленин  в одной  из бесед с ним по поводу  фотографирования  исторических событий сказал: «Очень хорошо история пишется объективом. Она ясней и понятней, эта история в снимках. Ни один художник не в состоянии запечатлеть на полотне того, что видит фотоаппарат».  Этой фразой стали открывать все выставки и фотографические издания. Эта фраза в дальнейшем очень поспособствовала привлечению внимания государственных деятелей к самой фотографии.

Петр Адольфович  Оцуп  был награжден орденом Трудового Красного Знамени и орденом Ленина за многолетнюю плодотворную деятельность и заслуги в развитии советского фотоискусства.

Фотографии Петра Оцупа  репродуцированы из Антологии советской фотографии, составители Л.Ухтомская, А.Фомин. Планета, М, 1986.

В.И.Ленин в своем кабинете в Кремле, 1919.

 

 

 

 

В.И.Ленин  в своем кабинете в Кремле, 1919 год
Красноармейцы и революционные солдаты на охране Смольного, 1917.

 

 

 

 

 

 

Красноармейцы и революционные солдаты  на охране Смольного, Петроград, 1917 год

 

 

Красноармейцы, 1920-ые годы.

 

 

 

 

 

Красноармейцы, 1920-ые годы

 

 

 

 

 

На первом съезде женщин-работниц в Кремле, 1927.

 

 

 

 

На первом съезде женщин-работниц в Кремле, 1927 год

 

 

 

Барщевский Иван Федорович (1851 — 1948)  

Барщевский И.Ф.За свою жизнь Барщевский создал  богатейшую систематизированную  коллекцию  всех выдающихся  памятников  древней русской архитектуры в фотографиях, в полной широте и красоте показал  отечественное  историко-культурное  наследие,  «способствовал осознанию эстетической ценности этого наследия».

Когда читаешь  биографии фотографов ранней поры,  представляется, что многие из них были  истинными  подвижниками  и  в жизни,   и  в  творчестве,    иначе  как еще можно  было  выполнить такую  грандиозную и полезную работу для отечества.

Свою  фотографическую  деятельность  Барщевский  начал, как и многие фотографы,  ставшие знаменитыми  – с работы ретушера, одновременного посещения  уроков в  рисовальных  классах  или на курсах рисования, наконец, открытия  своего фотоателье и активного творческого отношения к своей профессии.

Ростов Великий. Иконостас Богоявленского собора

Ростов Великий. Иконостас Богоявленского собора

Первая архитектурная съемка у Барщевского случилась в Ростове Ярославском.   По просьбе Комиссии по восстановлению  Ростовского  Кремля Барщевский   делает серию фотографий памятников, требовавших  первоочередной реставрации.  И с этого времени он работает уже  как фотограф архитектуры.

Он приобретает  дорожную камеру и  начинает путешествия по большим и малым городам  России с целью запечатлеть все  исторические  памятники древнего зодчества, в каком  бы состоянии  они не были  и где бы они  не находились,   пишет «Исторический очерк города Ярославля», создает историко-этнографический музей в Смоленске,  на собственные средства издает альбомы по русскому искусству — 47 томов, которые приобретались как частными лицами, так и крупными библиотеками и архивами, некоторое  время  работает директором музея «Русская старина» в Талашкино и получает орден «Пальма Академии» 2-ой степени  «за художественные  и научные заслуги»  от Правительства Франции после того, как представил  коллекцию  и экспозицию музея на выставке в Париже в 1907 году,  участвует в  археологических  и архитектурных экспедициях  в  Палестину и  на Афон.

Ростовский Кремль. Интерьер Белой палаты до реставрации

Ростовский Кремль. Интерьер Белой палаты до реставрации

В 1882 году Барщевскому Ивану Федоровичу  было  присвоено звание  фотографа Императорской Академии художеств, он также  состоял действительным  членом  Русского Археологического общества. После 1917 года  Барщевский  продолжает  работать в музеях Московского Кремля, преподает в университете.  С 1933 по 1948 годы  работает   хранителем в музее-усадьбе Коломенское.  В  1948 году  Барщевскому И.Ф. присвоено звание Заслуженного деятеля искусств РСФСР.

Музей архитектуры им. Щусева приблизительно  в конце  1990-ых  годов  выставил  для демонстрации  несколько оригинальных  фотографий  Барщевского. Фотографии произвели сильное впечатление:   филигранная  четкость в деталях, почти  материализованная  рельефность самих  зданий  и  всех его частей, умело  подчеркнутая   красота архитектурных  памятников —  простота формы, выразительность  линий,  гармония с природой – представлены были замечательные произведения фотоискусства.

 

Москва. Собор Покрова на рву

Москва. Собор Покрова на рву

 

Наследие   Барщевского  И.Ф. не пропало. К  сожалению, его  искусство  вдохновляет  только профессиональных  архитекторов, художников, фотографов, массовому зрителю оно не известно.

В Российской  Национальной  Библиотеке  находятся  «Альбомы по русскому искусству и архитектуре»  И.Ф. Барщевского — 47 томов. В Строгановском   художественном  училище  есть коллекция фотографий   И.Ф. Барщевского.  Негативы  Барщевского   хранятся  в  Государственном  научно- исследовательском  музее им. А. В. Щусева,  музее – заповеднике  «Ростовский Кремль»,  музее — заповеднике «Коломенское» и, возможно, в тех малых городах, где он  самозабвенно трудился.

 «Страна потеряла мозги»

«Ленинград вымер голодной смертью в блокаду из-за того, что Сталин убил одного умного еврея».  Эту историю   рассказал Юрий Михайлович Кривоносов в интервью журналистке  Катерине Кудрявцевой,

Кривоносов Ю.М.На страницах сайта я уже рассказывала о Юрии Михайловиче Кривоносове. Ветеран Второй мировой  и Отечественной  войн, фотожурналист, писатель, единственный в России  специалист по иконографии Михаила Булгакова.  

— Кто же был тот умный еврей, который мог спасти Ленинград?

— Человек по фамилии Клейнер. Конечно, Сталин убил огромное мно­жество евреев, но именно этот кон­кретный человек должен был стать спа­сителем сотен тысяч ленинградцев… Я его видел пацаном. Мне было лет 10. Это был 36-й год. Мама работала тог­да в Комитете заготовок при Совете Народных Комиссаров СССР и взяла меня на какое-то их торжественное за­седание. Как всегда, речи, потом кон­церт. На сцене в Президиуме сидел их руководитель — это и был Клейнер. Одет, как все большое начальство в ту пору — гимнастерка под ремень, гали­фе, сапоги, а на гимнастерке сверкал новенький орден Ленина — в то время редчайшая вещь. Редчайшая. Вероят­но, потому это так и врезалось в мою память… Потом прошла война, потом прошел, умер Сталин, начали люди возвращаться из лагерей. И вернулся один из маминых друзей, ее сослужи­вец по фамилии Шамис, а если совсем точно — Иосиф Адольфович Шамис…Шамис И.А.

— Имя-отчество в контексте времени…

— Да, прямо-таки фатальное для на­шего века имя-отчество: Иосиф Адоль­фович! Как бы два великих злодея замкнулись на этом человеке — до­брейшем. Настоящее-то его отчество Иудович, но когда шла паспортизация  и ему выписывали документы, писарь сказал: «Слушай, как ты будешь жить в этой стране с таким отчеством? Давай запишем тебя, например, Адольфови­чем. Все равно ведь никто об этом не узнает…» Так он стал Адольфовичем — тогда Гитлером еще и не пахло… Я встречался с Шамисом: мне нужны были детали в связи с одной книгой о Булгакове, в которой я заподозрил ловкие подтасовки, а вернее сказать — вранье, и я расспрашивал Шамиса о «подробностях» — как арестовывали людей, как допрашивали, перевозили, как с ними обращались, как на рас­стрел хватали… И вот тут-то он и заго­ворил о Клейнере. Оказывается, у них  в Комитете заготовок еще в том 36-м году было совещание: Клейнер собрал специально инженеров-строителей — тех, кто строил элеваторы и про­чие «закрома Родины», и сказал: «Ду­майте о Ленинграде — если начнется война, то через несколько дней город останется без хлеба, поэтому нужно срочно спроектировать и построить подземные хранилища зерна и про­довольствия». Ему возразили, что там сплошная вода, и это неосуществимо. «Почему же неосуществимо? — отве­тил он. — Еще при царе на Фонтанке сделали подземные склады, и они не протекли до сих пор. Так что делайте. Начинайте немедленно…»

— И начали?

— Взялись за работу. До войны оставалось пять лет, времени на вы­полнение этого задания хватило бы. Но не проходит года — Клейнера аре­стовывают, как всех, и расстреливают. Его проект отбрасывают как вреди­тельский, и больше о нем не вспоми­нают… Проект исчезает, и Ленинград вымирает голодной смертью: ведь уже в первые дни войны при воздушном налете сгорают Бадаевские склады, и город остается без продовольствия… А мог бы и не вымереть.

— Вы ведь провели целое рас­следование, пытаясь установить подробности об этом человеке…Клейнер И.М.

— Да… Сначала у меня что было в голове? Только фамилия и орден Лени­на. Больше ничего. И я пишу в Управ­ление по наградам, в Администрацию Президента, что так, мол, и так, что зо­вут «Клейнер», пишу про орден, про то, что видел этого человека в 36-м году. Прошу сообщить, что о нем известно. И «орден» сработал, мне присылают ответ: Клейнер Израиль Михайлович, Председатель Комитета заготовок при СНК СССР, Постановлением ЦИК СССР от 17 января 1936 года за перевыпол­нение плана 1935-го по заготовкам сельхозпродуктов и за успехи в деле организации хранения и переработ­ки зерна награжден орденом Ленина. Другими сведениями, пишут, не рас­полагают. Коротко — но у меня уже есть полное имя, информация о на­граде, точная должность. Я эти данные беру и пишу в архив КГБ. И мне тоже приходит ответ: Клейнер, 1893 года рождения, член ВКП(б), арестован в 1937-м по обвинению в том, что был участником контрреволюционной тер­рористической организации, что про­водил вредительскую деятельность в Комитете заготовок… Его арестовали в августе, а в ноябре того же года рас­стреляли. Уже после смерти Сталина, в 55-м, приговор в отношении Клейнера был отменен, и он реабилитирован… У меня есть обе эти бумаги. И еще фото­графия. Той, что в анфас-профиль, из дела арестантского, достать не удалось. Но я случайно в Интернете наткнулся на фамилию Клейнер и увидел связь с Домом на набережной. Там свой му­зей, а его директор — вдова писателя Юрия Трифонова. Звоню — скажите: есть у вас фотография Клейнера? Есть.  Я приехал и получил фотографию. Так что теперь этот человек у меня, можно сказать, целиком и полностью. Вот так через столько лет, представляете, ког­да пацаном я увидел его, зацепился за орден Ленина… — меня сохранила история, Иосифа Шамиса сохранила история, документы сохранились, и раскрутилась эта вся цепочка, рас­путалась…

— Сейчас к Сталину разное от­ношение. Есть и большая волна положительного…

— Это был убийца. Человек, кото­рый вел геноцид собственного народа. Ведь разница между ним и Гитлером очень интересная. Гитлер убивал вра­гов. А Сталин — своих. У него, видимо, был принцип, что предают только свои. Значит, ищи предателя вокруг себя. Он обезглавил страну. Лучших людей рас­стрелял или загнал в эти колымские лагеря. Умных людей, ученых, пере­довых. Сколько бы могла страна по­лучить от них, от того же Клейнера!.. Вот где было самое страшное. Страна тогда потеряла мозги. И теперь мы все  все время бесконечно кого-то догоняем…

в управление по госнаградам

запрос 2

Справка : у Юрия Михайловича Кривоносова есть два сайта — один посвящен Михаилу Булгакову  http://mikhail-bulgakov.ru , на другом много интересных историй и хороших фотографий  http://krisphoto.ru  

 

Катерина КудрявцеваКатерина Кудрявцева в 2006 г. с отличием окончила Московскую государственную академию хореографии. Являлась артисткой балета труппы «Имперский русский балет». В 2012 получила красный диплом Российского государственного гуманитарного университета по специальности «Религиоведение». В 2012-2013 гг. — руководитель пресс- службы конкурса Правительства Москвы «Московский предприниматель». В настоящее время — аспирант РГГУ, журналист — имеет публикации в различных изданиях России и Израиля: «Booknik», «Литературная газета», «Комсомольская правда», «Вечерняя Москва, «Профессионалы России», «Эж-юрист», «Новости недели», Belcanto.ru, Photographer.ru и др.

Для тех, кто продолжает заниматься самоусовершенствованием, предлагается 50 советов, как раскрыть возможности мозга, подсмотрела в Тренинг-центре «Твой старт»                         

                                                            Мозг изнашивается тогда, когда его не используют.                                                                                                                         Бернар Вербер

палец1. Решайте загадки и головоломки.
2. Развивайте амбидекстрию  (двуправорукость, способность одинаково хорошо владеть правой и левой рукой). Старайтесь чистить зубы, расчесывать волосы, манипулировать компьютерной мышью своей неосновной рукой. Пишите обеими руками одновременно. Меняйте руки во время еды при пользовании ножом и вилкой.
3. Работайте с двусмысленностью, неопределенностью. Научитесь наслаждаться такими вещами, как парадоксы.
4. Изучайте интеллект-карты.
5. Блокируйте одно или несколько ощущений. Ешьте с завязанными глазами, затыкайте  на время уши тампонами, принимайте душ с закрытыми глазами.
гастрономическая тарелка6. Развивайте сравнительные вкусовые ощущения. Учитесь полноценно чувствовать, смаковать вино, шоколад, пиво, сыр и что-нибудь еще.
7. Ищите области пересечения между на первый взгляд не связанными между собой  вещами.
8. Учитесь пользоваться клавиатурами с разным расположением клавиш (научитесь печатать вслепую).
9. Придумывайте новые способы применения для обычных предметов. Сколько разных способов вы можете придумать, например, для гвоздя? Десять? Сто?
10. Изменяйте свои привычные представления на противоположные.
11. Изучайте техники развития творчества.
12. Не останавливайтесь на очевидном, устремляйтесь мысленно дальше первого, «верного» ответа  на вопрос.
13. Изменяйте установленный порядок вещей. Задавайте себе вопрос «А что если?..»
14. Бегайте, резвитесь!
15. Переверните  картины, фотографии вверх ногами.
16. Развивайте критическое мышление. Опровергайте распространенные заблуждения.

17. Изучайте логику. Решайте логические задачи.
18. Изучите научный способ мышления.
19. Рисуйте, чертите автоматически. Вам не  нужно быть для этого художником.
20. Мыслите  позитивно.
21. Займитесь каким-нибудь видом искусства – скульптурой, живописью, музыкой – или испытайте себя в каком-либо другом творчестве.
22. Изучайте искусство показывать фокусы, развивайте ловкость рук.
23. Ешьте продукты,  полезные  для мозга.
24. Стремитесь к тому, чтобы постоянно испытывать легкое чувство голода.
25. Занимайтесь физическими упражнениями!
26. Сидите прямо.
27. Пейте много воды.
28. Глубоко дышите.
29. Смейтесь!
поцелуй30.  Разнообразьте виды деятельности. Выберите для себя увлечение, хобби.
31. Заботьтесь о хорошем сне.
32. Практикуйте короткий сон.
33. Слушайте музыку (не абы что, учтите!).
34. Объявите войну своей склонности к отсрочкам, промедлению.
35. Ограничивайте себя  в применении техники.
36. Изучайте материалы по изучению мозга.
37. Смените  одежду. Ходите босиком.
38. Совершенствуйтесь в беседах с самим собой.
39. Станьте  проще!
рим40. Играйте в шахматы или другие настольные игры.
41. Играйте в игры для ума — Судоку, кроссворды и бесчисленное множество других игр к вашим услугам.

42. Будьте непосредственны, как  дети!
43. Играйте в видео игры.
44. Развивайте чувство юмора! Пишите или сочиняйте шутки.
45. Составьте Список 100 (прим.: техника для генерации идей, обнаружения скрытых проблем или принятия решений).
46. Используйте метод Квота Идей (Idea Quota) ( прим.: метод составления в течение дня предварительного списка идей).
47. Рассматривайте каждую идею, приходящую к вам. Составьте банк идей.
48. Позвольте своим идеям развиваться. Возвращайтесь к каждой из них через  определенные промежутки времени.
49. Проводите «тематическое наблюдение». Постарайтесь, например, отмечать предметы красного цвета как можно чаще в течение дня. Отмечайте автомобили конкретной марки. Выберите тему и концентрируйтесь на ней.
50. Ведите дневник.

http://tvoy-start.com/download/Sergey-komarov.doc

http://tvoy-start.com/

 

Лобовиков Сергей Александрович  (1870-1941) 

Лобовиков Сергей АлександровичНачало фотографической биографии Лобовикова очень сходно с биографиями других мастеров  отечественной фотографии того времени – сирота, работа «мальчиком на побегушках» у хозяина фотомастерской, подмастерье при съемке и обработке фотоснимков  и,  наконец,  счастливое проявление  способностей к пониманию  зрительного образа, первое самостоятельное фотографирование и первые медали…Лобовиков отдал искусству фотографии четверть века. Его темой стала жизнь деревенской России,  многие снимки очень драматичны —  он умел донести и скорбь, и тревогу, и  народное горе. Он — первый из русских фотографов обратился к теме «Дети», сделав много выразительных динамичных фотоизображений детей. Он проявил себя как фотограф-художник, увеличивая свои фотографии до размера картин и мастерски владея техникой  позитивных способов печати — искусно пользовался платиновым способом, работал гуммиарабиковым и масляным способами, фотографировал  мягкорисующими объективами.

Свою первую медаль он получил в 1899г. на конкурсе в Петербурге  и в последующие годы неизменно Вдовья думушкаполучал высокие награды на фотовыставках в России и на международных выставках —  в  Париже,  Дрездене, Будапеште,  Киеве, Гамбурге.

Популярность Лобовикова быстро росла – он становится почетным членом Русского фотографического общества, почетным членом Лондонского общества изящных искусств. В родном городе он избирается Председателем Вятского фотографического общества, преподает фотографию в педагогическом институте.

Интересуясь историей русского искусства  он сблизился с живописцами, участвовал в создании Вятского художественного музея — по его просьбе музею подарили свои произведения Васнецов, Суриков, Нестеров, Поленов, Коровин.

В 1927г. в Москве  проходила персональная выставка Сергея Александровича Лобовикова, организованная Русским фотографическим обществом.

В 1935г. Лобовиков с семьей переезжает в Ленинград, оставляет художественную фотографию и работает в лаборатории Академии наук СССР, занимаясь  научной и прикладной фотографией.

Валерий Генде-Роте. Краткая биография

(1926-2000)

Валерий Генде-Роте Генде-Роте — один из самых известных советских фотографов у нас в стране и за  рубежом.

Свою первую – Серебряную – медаль Генде-Роте получил на  Международной    фотовыставке  VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве в  1957г.

К  этому времени  за плечами уже был двухгодичный  лекторий  по    фоторепортажу при  Центральном Доме журналиста  — в те годы  единственное     в нашей стране фотографическое  учебное  заведение,  фотосекция  Союза  Советских обществ дружбы и культурных связей  с зарубежными странами,    участие в  комиссии по подготовке мероприятий к предстоящему фестивалю и  как одно из них:  фотовыставка молодых советских фотографов.

И после фестиваля  активисты  фотосекции  Комитета молодежных организаций (КМО)  во главе с  Юрием Королевым – фотокорреспондентом  журнала «Советский Союз»,  и его  заместителем Валерием  Генде-Роте  продолжали работу по организации фотовыставок. Память поколения хранит  воспоминания о выставках «Наша молодость», которые проводились  в  Парке им. Горького.  При прямом участии  Генде-Роте было проведено четыре выставки,  последняя  — четвертая — впервые отправилась  за рубеж —  в Прагу, Берлин  и Гавану.

После «молодежного  периода» Валерий  Генде-Роте работал редактором в журнале «Советское фото», фотокорреспондентом в Фотохронике ТАСС, газете «Неделя» — приложении газеты «Известия»  и  с 1972г. фотокорреспондентом  журнала «Fraie Welt» в Москве.

Я хорошо была знакома с Валерием Альбертовичем.  Мне нравятся его фоторепортажи – продуманные  и сюжетно выстроенные,  как  фоторассказы. Мне нравятся его отдельные фотографии —  портреты и пейзажи, на них  красивые люди, красивая природа. Он готовил к изданию  книгу, в которой,  конечно,  было бы много  прекрасных  его фотографий  и полезных  мыслей для нас. Жаль, что это не случилось при его жизни.

Кривоносов Юрий Михайлович

Кривоносов  Юрий Михайлович – известный  фотожурналист  и  писакривоносов портреттель.   Его год  рождения  — 1926-ой — готовил   ему жизнь, опаленную  войной.    Это был последний    призывной  год  военного времени, когда восемнадцатилетних  мальчишек  отправляли  воевать   на фронтах  еще  не закончившейся   Второй    мировой войны.   Из пятерых  его  друзей,  вместе  с  которыми  уходил  Юрий    Михайлович  на фронт,  вернулся он один,  остальные погибли.   Так  что  в свои  восемнадцать  лет  Кривоносов  Юрий  Михайлович  стал  фронтовиком  сразу  двух  войн — Великой  Отечественной  и  Второй  мировой,  с 1944 по 1951 год.  Сначала его отправили воевать  на Северный  флот, потом  направили  учиться  в    Военно-морское   авиационное  училище   по специальности   аэрофоторазведка  —    фронту еще  нужны были обученные   специалисты  —  ну,  а потом  была  Японская    война  и  служба  в  авиации  Тихоокеанского флота.

Юрий Михайлович,   к своему счастью — как это подтвердилось  в его дальнейшей  судьбе — еще до войны  успел научиться фотографировать  и  полюбить фотографию.   В возрасте 10 лет  по чертежам из журнала «Пионер»  смастерил  картонную  коробку – этакую  камеру-обскуру — при помощи  которой снимал  все,  что попадалось   на глаза.  Наконец  отец купил ему профессиональный  «Фотокор»  за сто девяносто рублей,  кучу всяких принадлежностей, включая пластинки и фотобумагу  и, сам того не подозревая,  дал сыну замечательную профессию  и  на всю жизнь обеспечил куском хлеба.  

Свою первую профессиональную фотографию  Юрий Михайлович  сделал,  работая  фотолаборантом  в журнале «Огонек». В  день похорон  Сталина, получив у начальства несколько часов свободного времени, одолжил  у товарища  ФЭД  и  пошел по городу.  Забрел в переулок,  который выходил прямо на Кремль  и  оказался свидетелем  начинавшейся  траурной  церемонии  похорон.  Пришлось вспомнить  навыки, полученные  во время   аэрофотосъемки.  Сделал  более десятка  перекрывающих один другой   кадров  и  побежал в лабораторию на работу. … Панорама  похорон  Сталина,  смонтированная  из четырнадцати кадров, была сразу поставлена  в номер  на  разворот.  Фотография  сделала автора  знаменитым и открыла ему путь  к профессии фотокорреспондента.

Одновременно  автор  известной  фотографии  учился в Школе рабочей молодежи, закончил филологический  факультет Московского государственного  университета  имени  Ломоносова М.В.  Став  фотокорреспондентом  самого популярного тогда журнала,    много ездил по стране и за рубежом, выполняя задания  редакции  и,  случалось,  рисковал  своей жизнью.

Юрий Михайлович   — один  из первых в нашей стране стал  зачинателем  нового  жанра – фотожурналистики, сопровождая  свои фотографии развернутым текстом с тонко подмеченными  наблюдениями  поведения людей, природы, личными впечатлениями.  Почитать  его очерки и посмотреть его фотографии сегодня можно в  Интернете на его сайте:  http://krisphoto.ru/

Оставив  журнал «Огонек»,  много лет  Юрий Михайлович  работал редактором отдела фотожурналистики  в журнале  «Советское фото», преподавал  в  Институте журналистского мастерства.  О себе Юрий Михайлович  говорит  «жил  по совести и никогда  ничего и никого не боялся, потому что считал, что живу за пятерых и за пятерых же в ответе».

И еще,  интересное  и самое неожиданное свидетельство  творческой жизни  Юрия Михайловича книга о БулгаковеКривоносова:   он — единственный  в мире специалист по иконографии писателя Михаила Булгакова.  Увлечение творчеством   М. А. Булгакова   превратилось  с  течением жизни  в настоящее научное исследование. О Булгакове  он знает все —  собрал  обширную фототеку о жизни  писателя, создал сайт,  посвященный Булгакову   http://mikhail-bulgakov.ru/ ,  написал книгу «Фотолетопись  жизни и творчества Михаила Булгакова».   В 2011г.   в Москве издательство ЭКСМО  выпустило  специальное издание книги, посвященное 120-летнему  юбилею  со дня рождения  Михаила Булгакова.

 

 

 

Раскрашенные фотографии

 В Москве в 2002 году прошла интересная выставка под названием  «Раскрашенная фотография  в России. 1850-1950гг.» На выставке были представлены  раскрашенные фотографии середины  XIX и XX  веков  из коллекции Михаила  Голосовского.  Фотографии  были представлены  как самостоятельные фотографические произведения искусства  известных, не очень известных  авторов  и безымянных, выполненные  разной техникой печати и раскраски.  В России  эта выставка демонстрировалась в том же году еще только в Санкт-Петербурге . Организатор выставки:  Дирекция фотографических проектов и коллекций ГМВЦ  РОСИЗО,  Галерея  J A M E S.

семья  История раскрашенной фотографии началась, можно сказать, с самых  первых    шагов рождения самой фотографии – раскрашивали   уже  дагерротипы:    кисточками.  Раскрашивали фотографии до середины XX века, пока не  появилась  собственно цветная фотография.  Для раскрашивания  использовались  различные краски – акварель, гуашь, органические  анилиновые красители    или  их смеси, тушь, применялось тонирование  в  сепию.

Например, популярный журнал The Camera в 1947г. обращается к своим читателям (в переводе с англ.):

 Докажи себе, что ты можешь сделать цветные фотографии.

У тебя нет художественных способностей, чтобы раскрасить  свои любимые фотографии?  Но это – легко, это забавно! И это становится фантастическим увлечением, когда  ты пользуешься масляными красками для фотографий  фирмы «Маршалл» (Marshall)  —  прозрачными  и стойкими. Всего за $1,25  ты приобретаешь полный набор красок   «Маршалл»  с простыми  и  понятными  инструкциями.

Различные цели использования раскрашенной фотографии  — бытовая или парадная — определяли  и мастерство художников. Многие из этих произведений выглядят очень естественно и, не зная истории фотографии, их можно принять за настоящую цветную фотографию.

солдат

Сегодня в век компьютерных технологий раскрашивание фотографий  — или новый  термин колорирование — снова стало модным, хотя, понятно, технология  раскрашивания  совершенно иная. Но есть и любители раскрашивать фотографии ручным способом. В  интернете можно встретить оказание подобных услуг в бытовых целях — имею ввиду  Россию – всего за 100 — 250 рублей.

барышня Рекомендации для желающих заняться  раскрашиванием.

Сухой фотоотпечаток перед раскрашиванием размачивают  водой. Но вместе с тем  лишнюю воду необходимо промакнуть  так, чтобы не оставалось капель воды. Отпечаток не должен быть мокрым, он  должен быть влажным.   Требуемый тон красителя получают смешением  растворов  или последовательным нанесением на снимок одного  цвета на другой. Краску  наносят легкой беличьей кистью. Для повышения  стойкости красок  раскрашенный  отпечаток кладут на 1-2 мин в 3-процентный раствор уксусной кислоты.  Приготовленные растворы красителей можно  сохранять 10 дней.  Не оставляйте растворы рядом с продуктами!                                                                                                                   photographer.ruГалерея

Прокудин-Горский Сергей Михайлович. 150 лет  со  дня рождения. 

В этом году  Прокудину-Горскому Сергею Михайловичу  (1863/31.08 -1944) исполняется  150 лет со дня рождения.  Благодаря желанию, упорству и профессионализму многих  энтузиастов,  сумевших разглядеть и понять историческую ценность  коллекции  Прокудина-Горского,  мы имеем восхитительную возможность видеть и удивляться гению человеческого разума….

прокудин-горский Итак, Сергей Михайлович Прокудин-Горский родился  в Санкт-  Петербурге,  семья принадлежала  к старому дворянскому роду.  Образование,  вероятно, имел химико-технологическое.  Свое  образование совершенствовал в Германии, работал и проводил опыты  по  цветовоспроизведению в лаборатории профессора Адольфа Мите (1862-  1927).

Однако сначала фотография его интересовала как метод практического  применения  в научных исследованиях в астрономии и микробиологии.  В  1898г.  он становится  членом Пятого отдела Императорского Русского  технического общества  и делает доклад «О фотографировании  падающих звезд». Вскоре открывает свою химическую  «испытательную», как он ее называл — фотоцинкографическую  и фототехническую мастерскую. Начинает издавать свой журнал  «Фотограф-Любитель».

В мастерской он выполняет заказы в цветных  диапозитивах  для издательств  и типографий, в журнале печатает статьи и руководства  по «фотографированию в натуральных цветах».

В своем журнале он пишет:  «Мы в России  не стоим на месте, а  идем  вперед  довольно крупными шагами.  Побывав в Берлине,  Лондоне, Париже, Вене, Милане и приглядевшись внимательно к иностранным работам в красках, работам, которые вообще-то появились  в публике сравнительно недавно, могу сказать, что у нас  это дело стоит нисколько  не ниже,  а по правдивости передачи во многих случаях и выше. Если принять  во внимание, что  цветное типографское воспроизведение   начало развиваться в России каких-нибудь 4-5 лет, то, безусловно,  следует признать огромный успех». Лучшей демонстрацией достижений в области цветной фотографии были полиграфические отпечатки цветных снимков в каждом номере журнала.

В 1902г.  Прокудин-Горский  впервые сделал сообщение о способе изготовления  диапозитивов по методу трехцветной фотографии с демонстрацией 70 снимков, сделанных им за границей и в России. В 1906г.  он выступает на VI-ом  Международном конгрессе  прикладной  химии  в  Риме  с  докладами:  «Наблюдения  и  исследования при фотографировании в натуральных цветах» и «Прикладная фотография в России»  с демонстрацией  своих работ. Участвует в международных выставках и конкурсах,  в Антверпене  ему присуждается золотая медаль «за снимки  в красках непосредственно  с натуры». Русское фотографическое общество избирает его  своим почетным членом наряду  с  братьями  Люмьер и профессором Мите.

В  1908г.   Пятый — фотографический — отдел Императорского Русского технического общества   внес в Государственную Думу закон «об авторском праве фотографа» и в залах Академии  для убедительности  демонстрировалась выставка достижений  русских фотографов с показом на экране цветных изображений Прокудина-Горского. На просмотре  присутствовали члены  Императорского Дома  и после просмотра Прокудин-Горский был приглашен в Царское  Село, чтобы показать свою коллекцию цветных  диапозитивов. В результате  этой встречи  Прокудин-Горский получил разрешение и помощь для реализации своего проекта  «запечатлеть все достопримечательности  отечества в натуральных цветах».

Первая мировая война  прерывает    его  работу над коллекцией, он принимает участие в военных действиях: производит  цензуру  прибывающих  из-за границы кинематографических лент,  обучает русских летчиков съемкам с аэропланов, сам принимает  участие в  разведывательных полетах.

После  Октябрьской революции  в  1918г. по просьбе  наркома просвещения Луначарского А.В.  он  показывает свои цветные  фотопроизведения  в Николаевском зале Зимнего дворца  на вечере «Чудеса фотографии».  По указанию Луначарского А.В.  создается   Фотокиноинститут  и  Прокудин-Горский назначается  профессором  специально созданного института.

Но Прокудин-Горский уезжает из России и  в 1930-ых годах  перед  Второй мировой войной оказывается в Париже вместе с семьей. Здесь он передает фотографическую практику сыновьям, а сам занимается просветительской деятельностью. Скончался в 1944г.

Прокудин-Горский был женат два раза, от первого брака у него родились два сына и дочь, от  второго брака – дочь. В Париже в годы оккупации и послевоенные годы  семье трудно было должным образом хранить архив – большое количество стеклянных негативов  и фотоальбомы и когда появилась возможность продать архив, родственники  воспользовались этим. Предложение купить коллекцию поступило от Библиотеки  Конгресса США в 1948г.

Этому предшествовали следующие события. После окончания  войны в США проявился интерес к культуре Советского  Союза и было решено  перевести на английский язык и издать «Историю русского искусства»  Грабаря И.Э.  Встал вопрос, каким образом иллюстрировать это издание.  Переводчицей в этом проекте  была княгиня Мария Путятина, дочь известного царского сановника, организовавшего  когда-то показ  диапозитивов Прокудина-Горского в Царском Селе. Путятина  вспомнила, что  среди диапозитивов  было представлено много архитектурных памятников и  предложила разыскать сыновей  Прокудина-Горского, которые, как она предполагала, жили  в Париже. С помощью многих людей, участвовавших в этой «операции», сыновей разыскали.

Библиотека Конгресса США приобрела  весь имеющийся у семьи архив — более 1900 стеклянных негативов и 14 альбомов с авторскими отпечатками Прокудина-Горского.

В 2000г.  технические достижения начала XXI века сделали возможным  показать  сегодняшним  зрителям достижения   в области фотографии двух прошедших веков — XIX  и  XX:  все  приобретенные негативы  и  фотоальбомы  коллекции Прокудина-Горского были отсканированы.

В  2003г.  в Москве  Государственный музей архитектуры  имени  Щусева А.В. открыл выставку  «Достопримечательности России в натуральных цветах. Весь Прокудин-Горский. 1905-1916». Выставка проводилась  под патронатом  Министерства культуры РФ и Российской Академии наук.

В полном объеме с фотопроизведениями Прокудина-Горского  можно ознакомиться на сайте Библиотеки  Конгресса СШАhttp://www.loc.gov/ , http://lcweb2.loc.gov/pp/prokquery.html

Кстати, фотографии  А.Мите 1903-1920 годов можно посмотреть на немецкоязычном сайте, посвященном  его биографии:  Die Dreifarbenfotografie nach Prof. Dr. Adolf Miethe

Статья написана по материалам издания: «Российская империя в фотографиях  С.М.Прокудина-Горского», М, 2004

Прокудин-Горский

Еще несколько личных впечатлений  участников интервью о семейной фотографии, кино и аргентинском фотографе: Педро Луис Раота.

Генде-Роте: Любите ли Вы ходить на фотографические выставки и вообще смотреть художественные фотографии?Александров А..П.

 Александров А.П., президент АН СССР:

 У меня на это, к сожалению, просто не хватает времени. Работаю с утра до ночи и  поэтому  вынужден    ограничивать  свои  «вне научные и внеслужебные интересы».

 Генде-Роте: Но у Вас есть  семейные альбомы…

 Александров А.П., президент АН СССР:

Да, и мы их  с большим удовольствием  смотрим. У нас их около двадцати, в них вся        история нашей семьи, еще с довоенного времени. О художественности здесь говорить,    конечно, смешно, так же как и о техническом совершенстве фотографий.

 Генде-Роте: Мне думается, Вы чрезвычайно  строги к семейным  снимкам. Ваши альбомы, как мне удалось убедиться, в хорошем состоянии и в них есть очень неплохие фотографии.

Александров А.П., президент АН СССР:

Ну, это уже заслуга не моя, а жены, Марианны Александровны. Начинала она с черно-белой фотографии, потом стала заниматься цветной. Затем освоила и киносъемку! Кино у нас в семье сейчас «забило»  фотографию.

Генде-Роте: Вы считаете, что кино интересней?

Александров А.П., президент АН СССР:

И фотография, и кино интересны по-своему. Кино снимать труднее, но очень интересно. У нас все держится на сценарии и на операторской работе. Марианна Александровна – главный режиссер и оператор, а мне отводится роль сценариста и, разумеется, одного из актеров.

Генде-Роте: А фотокамеру берете в свои путешествия?

Александров А.П., президент АН СССР:

Обязательно, но снимают жена или сын, они сами и печатают. Это съемка «для себя». Точно также и кино.

Генде-Роте: А сами вы снимали?

Александров А.П., президент АН СССР:

Да, меня всегда интересовала фотография. Увлечение ею началось около семи десятков лет назад (интервью опубликовано в 1984г.).  Сначала у меня была клап-камера с очень хорошим объективом. Работали тогда в основном без увеличения  — печатали контактно.  Бумагу выпускал «Фототехпром» в Киеве. Отличнейшая  была бумага – лучше сегодняшней,  причем с разной  поверхностью – и глянцевая, и полуматовая, и матовая. Там же выпускались и пластинки, они тоже были хорошие, с большой градацией тонов, по-видимому, за счет большего количества серебра, тогда его почему-то не экономили.  Снимал я довольно много, но для собственного удовольствия.  В 1926-27 годах меня пригласили участвовать в экспедиции, направленной в район строительства будущего  Днепрогэса. Тогда это называлось  «для фотофиксации  местности, которая должна будет измениться после постройки плотины». Во время этой экспедиции  был сделан фильм  «Шлях до Днипрельстану» (укр.яз.), который, к сожалению,  где-то затерялся.  В фильме был интересный момент —  надо было показать, как в древности изготовлялись каменные орудия. Роль «инструментальщика» каменного века поручили мне. Я сидел на валуне и шлифовал эти каменные орудия  на неолитических  шлифовальных  следах. А так как я загорал до черноты, то и вид у меня, вероятно, соответствовал  виду наших далеких предков. В общем, все было очень похоже…Я в это время был преподавателем физики, зарплаты мне не хватало. Подрабатывал ….

Товстоногов Г.А.Генде-Роте: Средства образного решения темы у фотографа и художника весьма  различны. Как могут сказаться эти отличия на конечном результате?

 Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического    Большого драматического театра имени М.Горького: 

 Не надо забывать, что фотография и живопись – различные виды искусства, они имеют  неодинаковый язык и по-разному воздействуют на зрителя. Кроме того, создаются  совершенно несхожими материалами. Если художник может что-то усилить или убрать  на холсте при помощи кисти, то в арсенале фотографа вполне достаточно оптических,  химических  и других приемов для воплощения своего замысла. Но мне думается,  что в  этом плане художника и фотографа сближает прогресс фотографической техники.  Ведь  для художника он практически остановился сотни лет назад.

Генде-Роте: Сейчас в живописи довольно модно течение, называемое «фотореализмом или  гиперреализмом». Я имею в виду  полотна с большим числом тщательно выписанных деталей, с типично фотографическим решением композиции и перспективы.

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Мне кажется, что это явление со знаком минус. Если живопись становится фотографической, это снижает уровень искусства.  То же самое можно сказать и «наоборот».  Натуралистическая,  фотографическая живопись не может соревноваться  ни с художественной,  ни  тем более,  с документальной фотографией.  Если это живопись, то пусть она будет живописью, если — фотография, пусть будет  фотографией. И та и другая для меня интересны по-своему.

Генде-Роте: Чем  вы объясняете возникновение подобного  направления в живописи?

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Протестом против абстракционизма, и только! Люди устали разгадывать шарады  в поисках какого-то образа на полотнах абстракционистов.

Генде-Роте: Есть ли какие-то  точки соприкосновения у таких столь разных форм творчества, как  современная фотография и современная скульптура?

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Мне кажется, динамичность некоторых скульптурных произведений  прямо связана с фотографией. Наверное, связь эта возникает благодаря ассоциациям, вызванным  рассматриванием  определенной категории снимков.  Вспомним, что галоп лошади был «открыт» для человеческого  глаза фотографическим  методом.

Генде-Роте: Представляете ли вы себе фотографическую скульптуру?

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Случай, произошедший со мной в одной из художественных галерей Нью-Йорка, произвел на меня сильное впечатление и запомнился, видимо, надолго.  Рассматривая картины,  я медленно передвигался из одного зала в другой.  В конце анфилады приметил женщину, которая сидя что-то вязала.  «Смотрительница», – решил я и пошел дальше. Но что-то заставило меня обернуться, взглянуть еще раз. И я увидел, что это — скульптура, и скульптура, сделанная так, что с расстояния двух метров  вы не отличите ее от живого человека. Мастерство высочайшее: и фактура кожи, и жилка на виске, и вязаный чулок… Определение «фотографическая» здесь вполне уместно.  Я считаю, что это плохо, хотя не перестаю изумляться мастерству  автора, его дотошности, точности воспроизведения.  Но за всем этим никакого образа не встает. Раз нет образа – воображение  не работает, значит, это не искусство.

Генде-Роте: Было время, когда в фотографической среде вспыхивали  настоящие баталии между сторонниками постановочного метода работы и репортажа. Сейчас страсти поутихли. Ваше отношение к результатам  работы тем или иным методом.

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Я не вижу здесь противопоставления. Каждый  метод имеет свои преимущества  и  каждый – свои недостатки.  Отрежиссированный  снимок фотографа-художника представляет огромный интерес, в том числе и для театрального искусства. В такой фотографии будет присутствовать образ, и в этом ее сила. Скрытая камера имеет другое достоинство,  результаты ее работы – отображение наблюденной жизни, что очень полезно для режиссера, занимающегося драматическим жанром.

Генде-Роте: Мне кажется, что при помощи режиссуры очень трудно создать правдивую фотографию – за ней всегда будут видны «уши фотографа».

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Все зависит от того, каковы эти «уши».  Я видел прекрасные выставки  больших фотохудожников. Не хочу быть голословным, сошлюсь на работы  аргентинского фотографа Педро Луиса  Раоты. И хотя они, безусловно, синтезированы, это меня не смущает, за каждой из них я вижу образ, созданный незаурядной фантазией художника.

Генде-Роте: Георгий Александрович, давайте поговорим на близкую вам тему: театр и фотография.  Какова роль фотографии в создании  истории вашего театра?

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

С помощью фотографии мы  можем проследить развитие эстетики, декоративного оформления спектаклей, грима и костюма.  А за всем эти угадать способ существования на сцене артистов, проследить творческий путь театра.

Генде-Роте: А снимаете ли вы сами?

Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического  Большого драматического театра имени М.Горького: 

Фотограф я никакой, камера мне мешает. Профессионализм в творчестве, профессионализм в повседневной работе – это качество, которое я, пожалуй, больше всего ценю в людях. Я понимаю меру важности фотографии и потому не снимаю.

Справка:

Педро Луис Раота (1934-1986) из Аргентины, один из выдающихся фотографов XX века. images.yandex.ruпедро луис раота

Гиперреализм  —  художественное  течение в живописи и скульптуре, основанное на фотографическом  воспроизведении действительности, возник в США в 60ых годах XX в.

 

Пьеха Э.С.Генде-Роте: Как вы оцениваете плакаты, рекламирующие сегодня нашу эстраду?

 Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР:

Я не специалист в этой области, но мне кажется, что за  редким исключением они очень  плохие…

 Генде-Роте:  Вам встречались хорошие мастера рекламной фотографии?

 Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР:

Конечно. Помню себя начинающей певицей, в ателье одного из старейших ленинградских фотографов Михаила Михайловича Гершмана.  Полдня он мог потратить на установку освещения, при этом рассуждал вслух, чуть ли не делился опытом. Рассказывал, как искал позу для Клавдии Ивановны Шульженко, где стояли софиты,    когда он фотографировал Любовь Петровну Орлову, как сложно и интересно было работать с Александром Вертинским.  Простота и откровенность Михаила Михайловича подкупали, я всегда стремилась ему хоть чем-нибудь помочь и была счастлива, когда это мне удавалось. Безвременно ушел из жизни наш общий друг, прекрасный  мастер Мирослав Муразов, человек, одержимый фотографией. Работа с ним была истинным наслаждением. Неистощимый выдумщик, он каждую съемку превращал в спектакль, где было  два действующих лица и оба – главные.  Одну роль – фотографа —  всегда очень забавно исполнял он сам, другую – его модель. Полученные  снимки, таким образом, являлись  плодами совместного труда. Если что-то не получалось, Слава страшно переживал,  ругал себя, меня, обоих вместе и всех, кто был поблизости… Но и хвалить тоже  умел. Глядя в визир камеры, он кричал: «Боже мой, что я вижу! Куда там Лоллобриджиде…»  Понятно, что после таких слов глаза у тебя  начинали светиться, соответственным становилось и настроение. Муразов любил жизнь, любил свои модели.  Своим талантом он приподнимал нас. В отличие от него, современные фотографы рекламы пытаются с помощью модели «приподнимать» себя, «коллекционируют»  кого снимали. Вопрос «как» их не очень-то занимает. Хорошо, если я ошибаюсь. Мне не доставило удовольствия общение с фотографами, снимавшими меня для последних плакатов.

Генде-Роте:  Но ведь можно и забраковать работу!

Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР:

Конечно, иногда я так и поступаю.  Но не надо забывать, что у меня практически нет выбора. К тому же очень легко прослыть «капризной» и остаться вообще без рекламы.

Генде-Роте:  Скажите, пожалуйста, в жизни вам  когда-нибудь приходилось самой фотографировать?

Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР:

О чем вы говорите! Мне страшно дотронуться до камеры, потом она уж точно не будет работать!

Генде-Роте:  Ваше отношение к фотографии.

Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР:

Хорошая фотография всегда дает мне пищу для размышления,  побуждает к работе фантазию, вызывает множество каких-то ассоциаций, иногда очень личных. Если это изображение незнакомого человека, хочется проникнуть  в глубину его души.  А сколько эмоций вызывает талантливый снимок знакомого тебе лица, какие открытия делаешь для себя, когда сравниваешь свои представления с тем, что увидел фотограф. Тут и радость совпадения, и горечь ошибки, а иногда и жалость к себе, к объекту съемки и даже к фотографу. Мне кажется, что фотографию можно смело приравнять к песне – и то, и другое  любимо, и то, и другое – самое  демократичное искусство.

Справка:

Гершман  Михаил Михайлович (1899—1984) – в основном, фотографировал  артистов театра и кино.

Мирослав Муразов (1929-1974) – в разные годы  фотокорреспондент газеты «Московский комсомолец», журнала  «Смена». Работал в жанре репортажа, портрета,  театральной рекламы. В 1974г. трагически погиб при исполнении служебного задания. Посмертно издан фотоальбом «Цирк», Изд-во «Планета», М, 1977.

В заключительной части  будет дано интервью с академиком Лихачевым Д.С. и краткая биография  Генде-Роте В.А.

 

 Листая старые  фотографические журналы.  Алексей  Бродович (1898 – 1971).

Алексей Бродович – великий мастер  фотографического дизайна  родился в России.  В 1920г.   вместе с семьей эмигрировал во Францию. В париже, зарабатывая на жизнь, раскрашивал театральные декорации, разрабатывал рисунки для тканей. Был  знаком  с  Пикассо, Матиссом, Кокто, Дягилевым. Здесь, в Париже Бродович сделал  первую серию  Русских балетов.

В начале 1930ых  годов он приехал  в  США  и  возглавил  отдел  рекламы  в Художественном колледже Филадельфии.  Здесь он  начал  преподавать дизайн и  фотографию. В 1934 году он стал художественным  директором  журнала мод  Harper’s Bazaar  и  в  течение 25 лет, вплоть до ухода в отставку, оставался влиятельнейшим новатором и одним из признанных  законодателей стиля, вкусов и мод.  Отказавшись от популярных тогда греческих колонн  и  цветочных гирлянд  в работе с моделями, Бродович кардинально  изменил  внешний вид журнала мод, принес на его страницы свежесть и неожиданность  в макетировании и оформлении стиля и  образов. Он убеждал молодых фотографов  работать с манекенщицами  на фоне современной обстановки.  По словам Ирвинга Пенна, Бродович  произвел психологический переворот, радикально изменив подход фотографа к живой модели. Он не признавал  никаких готовых решений, никаких стилистических стандартов.  Каждый номер журнала должен был ошеломлять новизной. Он учил фотографов  «смотреть на иллюстрированное издание как на единое целое,  видеть в нем стройное шествие фотоснимков, время от времени прерываемое элементом неожиданности, подобно тому, как это бывает в жизни».

В 1945г. Бродович  издал фотоальбом  «Балет» со снимками спектаклей Русского балета Монте-Карло за годы 1935-39.  Эти фотографии воскрешали в памяти  Бродовича его детство в России и первые театральные впечатления. Фотографии передают воздушную сценическую атмосферу, театральную взволнованность и динамику движения танцующих тел. Он ввел в фотографии новые ритмы, был подлинным первооткрывателем в области фотоискусства. Среди его учеников были такие хорошо известные фотографы, как Ирвинг  Пенн, Ричард Аведон, Арт Кейн.

Использованы материалы журнала Annual Photography, 1972

Фотография и историческое сознание. Продолжение

 Генде-Роте:  Как Вы оцениваете роль фотографии в науке? Можно ли сказать, что без фотографии познание мира сегодня невозможно?

Александров А..П. Александров А.П., президент АН СССР: Ну, это, пожалуй, слишком категорично.  Фотография очень наглядна – это хорошее средство общения, передачи, хранения  информации. Если смотреть на фотографию  с точки зрения того, какую она хранит  информацию, то ее можно приравнять к системе памяти  современной, самой  высокоскоростной вычислительной машины. Мы имеем возможность передавать  информацию либо в виде фотографии, либо в цифровом виде  из памяти вычислительной  машины. Делать это можно еще сотнями различных методов. Смею утверждать, что  плотность записи информации фотографическим методом превосходит используемую  сегодня в вычислительной технике.

Генде-Роте:  Какую фотографию вы предпочитаете: цветную или черно-белую?

Александров А.П., президент АН СССР: При рассматривании цветной фотографии меня не волнует, насколько точно переданы на ней цвета действительности, обычно спектральные отклонения  не портят впечатления. Однако черно-белая фотография  действует на меня сильнее, она лучше передает идею. Может быть, цветная фотография несет чересчур много информации и это разбивает цельность восприятия.

 Генде-Роте:  Какую фотографию вы называете  произведением  искусства и чем следует руководствоваться фотографу, создающему такое произведение?

Товстоногов Г.А. Товстоногов Г.А., главный режиссер Ленинградского  академического    Большого драматического театра имени М.Горького:  Всякое произведение  искусства должно нести в себе образ, и фотография – не исключение. Как любой  художник, фотограф, когда он снимает то или другое явление, руководствуется мыслью,  которая его будоражит и волнует. Только  таким путем можно создать образ, потому что  один из элементов образа – это его идея. От качества идеи и таланта ее воплощения  зависит, образно решена  фотография или нет.

 

 

Генде-Роте:  Вам, конечно, знаком термин «скрытая камера». Что вы думаете о «незаметной» съемке?

Пьеха Э.С. Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР: Самый правдивый снимок – подсмотренный,  выхваченный из жизни. Мои фотографии не исключение – наиболее естественной и  искренней  я выгляжу на них тогда, когда не знала, что меня снимают.  Что сказать о  «скрытой камере»?  Фотограф может стоять рядом в пустом зале, работать и быть  незаметным, а может находиться в толпе, ничего не делать и привлекать не только мое,  но и всеобщее внимание. Это вопрос мастерства.

Генде-Роте:  Очевидно, возможна двойная оценка собственных фотографий: умом вы их принимаете, а сердцем нет. Парадокс!

Пьеха Э.С., народная артистка РСФСР: Никакого парадокса – просто я понимаю, что кто-то знает что-то лучше меня и, между прочем, не только фотографию. За примерами далеко ходить не надо.  Есть ваши фотографии, которые мне не нравятся, но я понимаю, что отвергать их не имею права. В конкретный момент съемки  вы меня увидели и почувствовали именно такой. Когда исполняешь свои любимые песни, их содержание переживаешь каждый раз заново. Сопутствующая песням невольная мимика может меня иногда и не украшать. Однако я совсем не против съемки в это время, разумеется, тактичной – и боль, и пафос тоже должны найти  свое  отражение  на фотографиях. «Красивые»  снимки  получаются тогда, когда человек сначала заучивает  с помощью зеркала несколько соответствующих выражений своего лица, а потом в «готовом виде продает их фотографу».  Я не умею «быть красивой»  по заказу, не умею скрывать свое настроение: сложно мне с вами, фотографами…

 Генде-Роте:  Тема «Фотография и память» достаточно обширна. Давайте обсудим некоторые ее стороны по мере  возможности, следуя принципу от частного к общему.

Лихачев Д.С. Академик  Лихачев Д.С.: Самое  главное, чем знаменита фотография, она  перевернула быт человека.  Частная жизнь до ее появления и после – разная. С  помощью фотографии утвердилась семейная память. Именно фотография сохраняет  нам документально точные облики матери и отца, бабушки и дедушки, других  близких и дальних родственников.  Только на снимках мы можем увидеть какие-то  моменты их жизни, подробности их быта. Раньше ничего подобного быть не могло,  все это исчезло полностью.

Генде-Роте:  Очень было бы интересно от вас какой-нибудь пример, показывающий связь памяти и фотографии.

Академик  Лихачев Д.С.: Все мои воспоминания детства и молодости так или иначе связаны с ней. Мой отец любил фотографировать. До сих пор сохранилось много его снимков. Есть снимки родных, мест, где мы жили. Каждый из них вызывает у меня буквально рой ассоциаций. Далекое прошлое представляется мне не в виде отдельных картинок, а как связанная, непрерывная история. Я помню свое детство целиком.

Генде-Роте:  Для вас фотография выступает в роли  «дополнительной памяти»?

Академик  Лихачев Д.С.:  Нет, только как ее помощник.

                                                                                                                                  

Фотография и историческое сознание. Окончание

Генде-Роте  был очень рад, что  несмотря на свою занятость и нездоровье  академик  Лихачев Д.С.  согласился дать это интервью.  

Генде-Роте:  Каково ваше отношение к современной семейной фотографии?

Лихачев Д.С. Академик  Лихачев Д.С.:

Раз возникнув в прошлом, традиции обязательной съемки жизни семьи не  затухают, а развиваются  и вширь,  и  вглубь. Родители фотографируют детей.  Вошла в обиход  групповая съемка на всех стадиях жизни и по разнообразным  поводам. Камера фиксирует свадьбы, юбилеи, а иногда и похороны. Снимки  «запоминают» места, где мы побывали, наших друзей, просто знакомых и т.д.    Мы стремимся сохранить память о своей  жизни для детей,  для внуков, наконец,    для себя в старости. Каждый делает это по мере возможности — кто прибегает к  услугам фотографов, а  кто с большим или меньшим умением обходится сам.  Между прочим, разглядывание фотографий, особенно снятых тобой самим –  большое удовольствие. Технически они могут быть очень плохо выполнены.  Главное не в этом, главное заключается в том,  что из всего окружающего  тобой  отобран и взят в рамку именно данный сюжет, а никакой другой, что затвор аппарата спущен именно в данный момент времени, а не в иной.  Снимок, сделанный в каком-нибудь сказочном месте, может быть совершенно негодным  с любой точки зрения, кроме  собственной, ибо благодаря ему ты…вспоминаешь.

Фотография помогает нашей памяти, облегчает эстетические  воспоминания.  Если попытаться в двух словах оценить изобразительную сторону семейной фотографии, то хотелось бы увидеть ее  более живой, насыщенной чувствами,  движениями. Впрочем,  это можно адресовать  всей фотографии  в целом, потому что она  отражает нашу историю, ведет «семейную хронику» всего общества.  Жизнь после появления фотографии  как-то изменилась, собственно скорее  изменился наш взгляд на нее. Время стало, между прочим,  быстротечнее. Смотришь на снимок – как будто он сделан вчера, а на самом деле – тридцать лет назад.

Генде-Роте:  Наверное, виновата не одна фотография,  а темп жизни нашего общества, прогресс науки и техники в целом.

 Академик  Лихачев Д.С.:

Чуть раньше я уже говорил о том,  что поскольку фотографии способствуют развитию памяти вообще, они в какой-то мере стимулируют формирование чувства ответственности за прожитую жизнь. Ведь раньше сознание того, что зримые образы прошедшего времени неминуемо канут в Лету,  то есть совершено исчезнут,  действовало на психику человека  вполне определенным образом. Он возвращался к своему прошлому реже, воспоминания его носили расплывчатый, очень неконкретный  характер и, наконец, были весьма и весьма индивидуальны. Сегодня человек  живя, знает — ничто не забывается. Фотография навсегда запоминает не только сугубо личные моменты его жизни, но и достаточное количество его общественных деяний.  Снимки собственного детства, своих родителей, первых самостоятельных шагов на жизненном поприще,  любимых женщин или мужчин  действуют на человека в зрелом или преклонном возрасте весьма сильно. Они могут пробудить совесть, если «под конец» он забыл, что это такое.  Я верю, что под  влиянием «прошлых»  фотографий человек может изменить к лучшему свое отношение к родителям, к старым друзьям, к бывшей жене или мужу. Трезвее оценить самого себя. Все это очень важно при подведении каких-то  итогов жизненного пути.

Очень интересно рассматривать снимки  человека, сделанные на протяжении многих лет жизни.  Хорошо,   когда это портреты, но и изображения событий, в которых он принимал участие,  людей, с которыми он общался, дел, которые совершал и т.д. Человек не просто стареет, он изменяется, выглядит по-другому.  Есть люди, которые с возрастом становятся красивее, интеллигентнее. Они развились интеллектуально. Это произошло потому, что ими прожита интересная и полезная жизнь.  Нередко бывает и наоборот.  Человек в старости меняется к худшему. Это значит,  он прожил злую жизнь, причинил немало  горя окружающим людям. Соответственно меняется и его лицо, на нем все отражается.  Говорят же:  «В молодости — приятная барышня, в старости- злая старуха».  Фотография хранит следы различных метаморфоз человеческой личности,  как-то влияет на них и, безусловно, имеет большое этическое значение.

 Генде-Роте: Национально ли искусство фотографии?

Академик  Лихачев Д.С.:

Да, национально.  Во всяком случае так было до последнего времени. Скажем, в работах  фотохудожников  Японии, Чехословакии,  наших литовских мастеров видны национальные различия, проявляющиеся  в неодинаковом  взгляде  на снимаемый материал. Каждый фотограф – представитель своего нарда —  видит свое и выбирает свое.

«Фотографирующий народ» — можно было бы назвать книги  на эту тему. И будь они созданы, наверное, можно было бы воочию  убедиться в национальности фотоискусства.

Старой русской фотографии присущи определенные качества:  нерезкость, мягкость изображения, полное отсутствие фокусничанья,  доброта по отношению к снимаемым людям. Я знаю отдельных, очень одаренных современных фотографов,  следующих этим традициям.

К сожалению, в целом, в современной художественной фотографии мало самобытного  и очень много подражания.  Подражания друг другу, подражания зарубежным мастерам.  Мы слишком легко, слишком быстро раздаем эпитеты в превосходной степени, девальвируя  тем самым   высокое искусство  настоящей фотографии.

Генде-Роте: Как вы думаете, фотограф может снимать любую жизненную ситуацию?

Академик  Лихачев Д.С.:

Вы затронули одну из важнейших проблем взаимоотношения  фотографии и общества. Ее  давным- давно   надо было понять  и давно решить.  Наша печать многие годы насыщена материалами, воспитывающими   нравственность. Невозможно,  да и не нужно перечислять темы многочисленных публикаций, возвеличивающие прекрасные человеческие  качества и бичующие отвратительные. А где фотография?  Мне кажется,  что тот инфантилизм, который имеет место у определенной части молодежи, да и у некоторых взрослых, развился не без помощи массовой  фотопродукции.  Посмотрите кругом, как  все легко и просто, если судить о жизни только по  фотографиям – плавить сталь —   раз плюнуть,  построить БАМ – несколько раз улыбнуться,  слетать в космос —  еще улыбка. Почему нельзя показать, какой ценой все это достигается?  У человека должен быть настоящий оптимизм, основанный на знании.  Оптимизм,  примиренный с трагедией.  Жизнь ведь трагична —  человек болеет,  человек стареет, человек должен умереть. Но человек должен и оставить свой след на Земле.

 Генде-Роте:  Вы согласны с утверждением, что фотография  — самый массовый вид искусства?

Академик  Лихачев Д.С.:

Да…и самый, как это не странно звучит, безотчетный.  Поясню. Когда живописец  делает портрет, он думает, какую черту человека выявить, подчеркнуть. Он мучается сам, мучает свою модель и,  в конечном счете, «вымучивает» свой портрет.  Я говорю, конечно, о массе, так поступают многие  портретисты. А как у фотографов? Схватил, уловил, снял  и  «попал в точку». Многие даже не знают, почему и как. Вот это я и называю  безотчетным.  А когда фотограф начинает думать,  он «мучается»,  как художник.

Генде-Роте:  Допускаете ли вы мысль о том, что люди сегодня  могут воспринимать отдельные фотографии так же, как и великие произведения искусства прошлого  или должны пройти века, чтобы возраст фотографии был сравним с возрастом  традиционных видов искусства?

 Академик  Лихачев Д.С.:

Фотография уже создала великие  произведения своего искусства. Их не так уж мало, если иметь в виду  всего полтора века ее существования. Дело тут не в самой фотографии, а в нашем отношении к ней. Простой пример.  Я сильно сомневаюсь, что люди смогут  понять и оценить музыкальные произведения, если будут слушать его в неприспособленном помещении, если знают наперед,  что оркестр будет фальшивить, а инструменты забыли настроить. Форма восприятия для каждого вида искусства  играет очень важную роль и фотография – не исключение.  Что мы видим?  В периодической печати снимки  в основном сиюминутны, формат их мал,  качество воспроизведения «серое». Фотографические  книги выпускаются  малыми тиражами и часто грешат теми же недостатками.  Где  вы увидите достойно показанные фотографии?

 Генде-Роте : Наверное, на выставке.

Академик  Лихачев Д.С.:

Чаще всего, да. Но и здесь чувствуется стремление  объять необъятное.  Отсюда перенасыщение экспозиции и большой относительный процент  неправдивых фотографий.  Мне хочется  помечтать…не возражаете?

 Генде-Роте: Конечно, нет. Кто знает, может быть, ваши мечты принесут со временем реальную пользу фотографии?

 Академик  Лихачев Д.С.:

Я могу себе представить наисовременнейшее  здание объемом  с  Русский музей или  Музей изобразительных искусств им Пушкина, с надписью «Музей фотографии». Мне не кажется это странным, ибо такой музей, помимо развития собственно фотографии,  покажет историю человечества за новейшее время и сделает это с невообразимой точностью  и с мельчайшими подробностями. Более того, мой  музей может следить за историей. Почему бы не создать его!

Генде-Роте : Ваш замысел грандиозен, но для осуществления его  требуются большие средства.

Академик  Лихачев Д.С.:

Отсутствие средств – не довод  в стране с многомиллионной армией любителей фотографии. У нас были и есть случаи, когда на средства, собранные общественностью, скажем, заработанные на субботниках, строились и строятся куда более грандиозные сооружения. Просто кто-то должен проявить инициативу. Ближе всего  к этому Министерство культуры СССР.

Генде-Роте: Дмитрий  Сергеевич,  мне кажется, что за стеклом вашего книжного шкафа я вижу один из экспонатов будущего музея.

Академик  Лихачев Д.С.:

Это снимок палубы фрегата «Светлана». Он сделан в 1856г., когда матросы носили кожаные шляпы. Да, я люблю это произведение фотоискусства. Посмотрите, как схвачен здесь  тип людей того времени, каковы  выражения их лиц,  какие они приняли позы, какова осанка, какие осиные талии у офицеров. У простых  матросов  сколько чувства собственного достоинства. Нашу лучшую военную силу  в то время давало  главным образом  северное русское крестьянство с его колоритным языком, образным фольклором, традиционностью  и  этикетностью  быта,  народными праздниками.  Снимок донес до нас внутреннее содержание этих людей, их психологию,  Но он говорит еще и о высокой культуре фотографа.  Она была необходима во все времена и особенно важна сегодня, когда общественное и воспитательное значение фотографии  выросло неизмеримо и продолжает расти с каждым днем.

Справка:

Фрегат «Светлана», 40-пушечный, построен во Франции из дуба, тика, красного дерева и сосны (примерно 1856-1857). Имея машину в 450 л. с., «Светлана» под парами развивала ход в 10,5 узла и оказалась отличным мореходным кораблем, совершившим за более чем 30 лет службы множество дальних походов. 

              Мы счастливы своей профессией 

стин и фирсов

 Хочу   рассказать  о   двух замечательных фотографах и супружеской паре – Ирине Игоревне   Стин (1932 – 2010)  и Анатолии Васильевиче Фирсове (1931-2011). Родились в Москве.    Фотографией начали заниматься  в Московском городском Доме пионеров, там  познакомились  и  до последних  дней  жизни  не расставались.

У  нас  не  было близкого  знакомства,  но  Ирина  Игоревна   как-то подарила  мне свой  буклет  «Коллекция  Фотопроарт»  с   вложенной  дружеской запиской  и автобиографическим текстом  в предисловии  к  этому изданию  и  мой рассказ вряд ли  будет  интереснее,   чем  рассказ  от них самих,  поэтому я просто привожу  отрывки  из  их  автобиографии. Отечественная  фотография  богата  людьми мужественными,  увлеченными  и  преданными  своей профессии,  именно  такими  качествами  и обладают   Стин   и  Фирсов.  Мне неизвестно, кто  является   теперь   владельцем  их  архива,  может быть,  когда-нибудь  архив  и обнаружится, как,  например,  архив  Прокудина-Горского через  полсотни лет.  Но  сегодня   ясно  одно — у  этих  двух  фотомастеров   несомненно  есть  своя  страница  в  нашей  фотографической  истории  и они  достойны того, чтобы  их   имена  не забывали.

 Стин  И.И.  и Фирсов А.В. :  В строгом понимании  термина, наши фотографии     не  относятся  к  документалистике.  Однако каждый наш снимок – это    документ, свидетельство момента жизни на Земле.   Мы никогда не прибегали  ни к каким техническим фокусам или  спецприемам.      Наша фотография чиста  и правдива – это настоящая фотография. Мы снимаем  людей, памятники  старины, природу.  Все они – свидетели своего времени  и  его  лицо.  Мы  снимаем пейзажи, потому что очень любим природу. Мы снимаем  древнюю  архитектуру, потому что она содержит в себе тайну времени и это  вызывает  чувство особого почтения.  Мы снимаем людей, потому что  сострадаем им и  радуемся их радостью. Мы снимаем и очень жалеем животных,  потому что нет  ничего на свете более незащищенного от человека, чем их жизни…

Так же, как сами собой определились наши темы, так же естественно сложилась и линия нашей судьбы: мы никогда не работали в штате, а были и остаемся «свободными художниками».  Это положение давало нам достаточную свободу и независимость, что было крайне нежелательно и пресекаемо властями  тех  далеких лет.  Но мы удержались в этом качестве и были счастливы этой свободой.  Авторитет, который появился у нас довольно быстро, давал нам право выбора – мы выбирали и издательства, и притягивающие нас темы. Мы заключали договор (теперь бы сказали контракт) на  конкретную  фотокнигу.

Церковь Покрова-на-Нерли. Владимирская обл., 1970

Церковь Покрова-на-Нерли. Владимирская обл., 1970

И, хотя мы коренные москвичи, город был нам всегда тесен. И все наши книги создавались далеко от дома – «У Белого моря», «Очаг мой, Дагестан», «На земле, мне близкой и любимой», книги по Золотому кольцу,  книги по ювелирному искусству, о Ростовских эмалях, о Мексике.  Всего за нашу  фотожизнь  мы создали 30 авторских книг.

Надо сказать правду – мы никогда  никого  не  толкали локтями, ни у кого не отняли тему, никому не мешали – мы шли своим собственным путем, спорили и сражались, только защищая свои работы  от  цензуры. Теперь уж не очень хочется вспоминать все эти мытарства,  но их было много и  душу  они вытряхивали с каждой книгой. Так, две уже находившиеся в типографиях,  вдогонку все-таки были «зарезаны»  цензурой и не увидели свет —  «Колыбель России» и «Соловецкие острова».  Другая – «Новодевичий некрополь» – «погибла» вместе с издательством в 90ые годы.

Как «истреблялись»  книги в советские времена, можно показать только на одном примере.  Когда готовилась  к  печати  книга  о Белом море (это было в 80ые годы),  рьяная редакторша, выхватив  из  макета  разворот с поморским кладбищем, носилась с ним по этажам нашего громадного издательства  с криками: «Они антисоветчики!  Вот – лейтмотив их творчества!»   Мудрый директор распорядился разворот убрать  и книга все-таки увидела свет.

Трудности были не только издательские. Главные были в поездках. Выезжая на съемку сюжетов очередной книги,  мы были полностью предоставлены сами себе – мы были режиссерами, и шоферами, и осветителями, и операторами  — это была малая съемочная группа, состоящая из двух человек. Работая со светом, мы строили композиции,  снимали натюрморты, интерьеры, иногда умудрялись высветить целое здание.

Крестьяночка. Ярославская обл., дер.Студенец, 1985

Крестьяночка. Ярославская обл., дер.Студенец, 1985

Нам  приходилось  есть  что попало, спать  где попало, ходить, таская на себе тяжеленную аппаратуру, ездить по неправдоподобным дорогам, лазить по гнилым строительным лесам,  по крышам и колокольням  в  поисках верхних точек, снимать с вертолетов, рисковать жизнью.

Мы несколько раз погибали в момент съемки… Так, от поездки к поездке, от снимка к снимку,  мы поняли, что у нас складывается  обширнейший  материал  по  России – это было отражение ее жизни, ее истории.  И время это неповторимо.  Жизнь текла навыками предков,  была  тиха  и естественна. Тогда  цветы  еще пахли  и  ветер разносил их ароматы по всей стране.

Теперь  неожиданно настало совсем  другое время. Не хочется  его называть новым, потому что обновления  и  новации  человечество претерпевает тысячелетиями. Люди не заметили, как влетели в искусственный мир: модифицируются продукты, меняется природа животных,  идет вмешательство в генетику людей,  недолго ждать и появление искусственного человека – клона. Технический прогресс, заложником которого становятся все новые поколения, заставляет их спешить: скоростные, подвесные, железные, воздушные и водные пути  уносят их все быстрее и дальше от века двадцатого и девятнадцатого, до которых «рукой подать».  И надо бы ее подать. Наверное, представляя тихий мир своих фотографий, наивно надеяться и даже верить, что они кого-то окликнут, кого-то утешат,  кого-то удивят и обрадуют. Может быть, заставят почуять дух Родины,   с ее цветами и запахами. Мокрой травой и радугами, с ее слезами и радостями.

Милый май. Тульская обл.,1978

Милый май. Тульская обл.,1978

Согласие, а не войны. Согласие, а не вражда с природой, Согласие, а не попрание традиций.  Согласие, а не спор с историей – вот хрупкий и драгоценный путь, на который  необходимо вернуться.  Так думали мы, совершая свой длинный путь  дорогами России, который растянулся на полвека.  Мы вместе уже 50 лет!  Остаются книги, открытки, плакаты,  буклеты.  Все эти годы – в наших фотографиях.  И каждая говорит о дне, о часе, обо всем, что так бесценно. Кто-то сказал: « Русским хорошо, потому что они живут  в истории и в природе».  Не повернуться ли нам туда?

 

 

Фотоискусство,   споры продолжаются ?

Сегодня  мы легко и с уверенностью произносим  «фотоискусство», когда говорим о фотографии, очевидно нисколько не сомневаясь в художественных достоинствах фотографического кадра. В Академии фотографии   и  множестве  фотографических  школ обучают  не только умению пользоваться техническими средствами,  но что самое главное – умению видеть.  Учат видеть  целостность натуры, соразмерность ее частей, эмоциональный  оттенок,  взаимодействие цветов, идею  и красоту  изображения.

Изобретатели фотографии  — Жозеф-Нисефор Ньепс (1765-1833),  Луи Жак Дагер (1787-1851)   и  Уильям Фокс  Тальбот (1800-1877)  не помышляли об изобретении  нового изобразительного искусства.  Каждый из них  решал свои сугубо личные задачи, связанные в той или иной степени  с  возможностью получения устойчивого светового  изображения.  Споры  о том, является ли фотография искусством,  появились практически  сразу,   как только секретарь Парижской академии наук Доминик Франсуа Араго  7  января 1839 года   доложил об изобретении  Дагера  «с помощью светового луча  получать  прочное изображение  на серебряной пластинке  в камере-обскуре»  и  в августе  того же года  доклад  Араго  был обнародован  той  же Академией.  Известны слова  художника  Поля Делароша, который по просьбе Араго,  ознакомившись с изобретением  Дагера, произнес:  «Живопись умерла с этого дня».  Похоже, эти споры —  является фотография искусством или нет,  своим замечанием спровоцировал  Поль Деларош…..

До конца   XIX века  и  на протяжении  всего  XX века  в  фотографии  противоборствовали  две точки зрения. Те, кто не признавал фотографию искусством, сравнивали  ее с машиной, называли ее бездуховной, фотоизображение называли  карикатурой.   В  качестве примера  отзывов о фотографии я  воспользуюсь трудами  Морозова  С. А.  – теоретика, историка   отечественного и зарубежного фотоискусства   (Сергей Морозов «Искусство видеть», Москва, 1963  и  Сергей Морозов «Творческая фотография», Москва, 1985).  Приведу только отзывы  отечественных авторов  —  известный  искусствовед   и  критик   Стасов В.В.   писал: «…фотографическим рисункам недостает высшей красоты божественного произведения,  души,  смысла,  духа художника. Картинки этого волшебного фонаря оставляют нас холодными…».  Художник   и  учитель рисования  Зарянко С.К. : «…дагерротип  и распространяющаяся теперь фотография  врут, снимают зачастую неверно и совсем непохоже….и только стереоскоп  представляет точное подражание  человеческому зрению».    Достоевский Ф.М.,   анализируя картину  «Привал арестантов»  художника   Якоби  В.И.,    пишет: «…зритель действительно видит на картине настоящих арестантов так, как видел бы их, например, в зеркале или в фотографии, раскрашенной потом с большим знанием дела. Но это-то и есть отсутствие художества. Фотографический снимок и отражение в зеркале – далеко еще не художественные произведения.  Если бы и то и другое было художественным произведением,  — мы могли бы довольствоваться  только фотографиями и зеркалами…»

В  защиту  фотографии  как искусства  выступил   Тимирязев К.А.  После съезда русских художников,  на  котором   прозвучали  резкие и обидные слова о фотографии,  Тимирязев   прочитал   лекцию   «Фотография  и чувство природы»,  которую позже  опубликовал в сборнике  своих  публичных  речей, вот отрывок из его речи:  «….не буду спорить, знаю только, что она (фотография) увеличивает  сумму эстетических  наслаждений.  Как в картине за художником-техником виднеется художник  в тесном смысле, художник-творец, так из-за безличной техники фотографа должен выступать человек – в ней  (фотографии) должно видеть не одну природу,  но и любующегося ею человека.  Фотография, освобождая его от техники, от всего того, что художнику дается школой, годами труда, не освобождает его от этого по преимуществу  человеческого элемента искусства.  Конечно, если фотограф будет щелкать своим кодаком направо и налево, снимая походя «интересные места», то в результате получится лишь утомительно пестрый инвентарь живых и неодушевленных предметов…Так ли относится к задаче истинный художник?»

Позднее, уже  в   Советской России  положительно о фотографии отзывался  писатель, общественный   и политический деятель, первый нарком просвещения  Луначарский  А.В.: « Своими методами, которые казались ужасными и разрушительными для человека карандаша  и кисти, которые казались ему мертвящими, фотография добивается подчас изумительной жизненности, изумительной теплоты лирики и широты эпоса, фотографическая фактура приобретает все более богатства и гибкости.   Ведь всякий художник сотрудничает с солнцем. Фотография тоже.  Но в фотографии солнце берет на себя большую часть работы. Надо только, чтобы солнце подчинялось в этой работе руководству человека — и это будет. И это уже в значительной степени есть», журнал   «Фотограф»,  1926.

Во второй половине  XX века  споры о принадлежности фотографии к изобразительным видам  искусства то вспыхивали,  то затихали.  В советской фотографии развернулась полемика,  как отделить фотографию, которая успела лишь   запротоколировать  происходящее  событие  от той, которая как бы рассматривает  событие со стороны и предоставляет  эту возможность и зрителю,  какими терминами их называть.  Предлагались разные варианты,  первые  – документальной,  хроникальной  фотографией, вторые  — художественной,  творческой.

В наступившем  XXI веке,  думаю,  не ошибусь, если скажу, что сегодня фотографирует  каждый  или  почти  каждый  и, стало быть, мы все  и  каждый из нас  в той или иной степени  приобщены  к  замечательному  искусству фотографии и мы все, в той или иной степени фотохудожники.

Чтобы  в некотором роде подвести   итог  сказанному  я  процитирую    Александра Лапина (1945-2012) , фотографа,  исследователя фотографии,  преподавателя фотографии по его книге  «Фотография как…», Москва, 2004.   «По большому счету искусство едино  и  нет непреодолимых границ, скажем между литературой и поэзией или музыкой и живописью. Но точно также возможна фотография поэтическая или музыкальная, философская или какая-то другая, в том числе и фотография как произведение  изобразительного искусства.  А что касается терминологии, целесообразно было бы предложить следующую: то же самое, что искусство рисования или искусство стихосложения,  то есть это больше искусность, мастерство, чем искусство.  А фотоискусство   или  фотографическое искусство  стоит в одном ряду с изобразительным искусством, поэзией или музыкой».

Так продолжаются ли споры о месте фотографии в ряду изобразительных искусств?

Паустовский о журналистике 

Мне  нравится  выражение   Константина  Паустовского  о журналистике —   «профессия:  все знать».  Интересно и  следующее  его  высказывание: «Сознание ответственности  за  (эти) миллионы слов, стремительный темп работы, необходимость  точно и безошибочно регулировать поток телеграмм, отобрать из десятка фактов один и переключить его на все города –  все это создает ту нервную и неспокойную психическую организацию, которая называется «темпераментом журналиста».  В своих очерках он дает формулу, что же такое работа  информационного агентства   ТАСС, это: «Современность + быстрый темп работы + новейшая техника + обилие незаурядных людей + хорошо развитое чувство товарищества + политическая выдержка + умение легко работать».

Все это, я думаю,  в равной степени относится  и  к  фотожурналистике.  Все события,  яркие, видимые  или  скрытые фотожурналист  также должен вовремя обнаружить,  не прозевать  и  донести  факты, заключенные в  этом событии,  до зрителя  и  читателя.

Паустовский изнутри знал  работу журналиста и редактора. В 1924-29гг. он  сотрудничал в московских  газетах  и  агентстве ТАСС,  во время войны был военным корреспондентом на Южном фронте.  Конечно, можно согласиться, что  необходимые для журналиста качества,  заключенные в его формуле, «работали» на протяжении всего ХХ века – напряженного и очень сложного  в информационном плане.

А сегодня, насколько  изменилось  понятие и представление о работе журналиста  и насколько сам журналист считает  эти качества необходимыми  для себя? Стала ли работа журналиста и фотожурналиста легче с появлением новых инструментов обработки информации или, наоборот, все усложнилось? Какими качествами должен обладать сегодняшний журналист и фотожурналист?

Фотожурналистика

«Мы, фоторепортеры, именно те, кто поставляет  информацию  вечно спешащему обществу, отягощенному предрассудками, склонному к какофонии. Этот мир полон людей, которым нужен визуальный образный ряд».

Эти слова   принадлежат  хорошо известному в мире  фоторепортеру  Анри Картье-Брессону (1908-2004), одному из  организаторов  и основателей первого в истории и  крупнейшего  сегодня  фотографического  агентства  МАГНУМ. Фотографы  этого  агентства, а их было четверо – Анри Картье-Брессон, Роберт Капа,  Джордж Роджер, Дэвид Сеймур —  объединились   в 1947г   ради большой социальной гуманистической  цели —  с помощью правдивых фотографий  на страницах газет и журналов  рассказывать  о жизни  людей  в разных странах, разных уголках  Земли.           

Интересно ( Випикедия): слово «журналистика» было создано в начале 1820ых годов. Полевой Н.А. (1796-1846), писатель, драматург, литературный критик, озаглавил этим словом рубрику о журналах в журнале «Московский телеграф». Слово «журналистика» вначале вызывало насмешки.

Рождение фотожурналистики  как еще одного использования  фотографии  наряду с уже имеющимися –  в науке, медицине и пр. —  логически объяснимо и понятно. Уже в конце XVIII века  развитие и совершенствование  фотографической техники  заставило   фотографов   выйти  из своих ателье на улицу,  чтобы  фотографировать жизнь во всем ее многообразии, чтобы зафиксировать  и оставить свидетельства важнейших исторических событий.

Историк  и исследователь фотографии Морозов  С.А.  среди первых  таких   отечественных  фотографов  энтузиастов  называет  Никитина  Д. А., который  во время  Русско-Турецкой  войны  1877-1878гг   был прикомандирован  к штабу русских войск  Кавказского фронта  и составил  несколько альбомов  фотоснимков  русских солдат и  позиций русских войск.  Также  фотографа путешественника  Каррика  В.А. (1827-1878), совершавшего   поездки  вглубь  России, фотографируя  бытовые сцены, в том числе  на фоне пейзажей, что было ново тогда. Широко   известен  был фотограф  Карл Карлович Булла (1853-1929) и его  сыновья. В журнале  «Фотографические новости»  за 1912 год  его рекламное объявление гласит:

«Старейший фотограф-иллюстратор  К.К.Булла занимается фотографированием для иллюстрированных журналов на злобу дня. Снимает все. В чем только встретится потребность, везде и всюду, не стесняясь ни местностью, ни помещением, как днем, так и во всякое  вечернее время, при искусственном свете».

В Государственном  архиве  кинофотофонодокументов  Санкт-Петербурга хранится до 200 тыс  стеклянных негативов  — его и его сыновей — и  благодаря  огромной исследовательской и реставрационной работе сотрудников архива  имя  Карла Буллы, его сыновей  и их замечательные фотографии стали  известны  нам сегодня. Там,  где  было ателье  Карла Буллы  под названием «Фотография №1»,  сегодня  работает фотосалон и музей.

Основоположник  российского фоторепортажа  Максим Петрович  Дмитриев (1858-1948) в своей  фототипической  мастерской   сам напечатал  из своих фотоснимков  альбом «Неурожайный 1891-1892 год в Нижегородской губернии»,   издание  которого помогло собрать деньги для помощи голодающим  Поволжья.  В альбом вошли фотоснимки  умирающих от голода детей,  врачей  и медсестер, помогавших больным и голодным,   фотоснимки  осиротевших деревень.  Дмитриев  работал в жанре публицистики, стремясь  довести  свои фотографии до зрителя.

Дмитриев запечатлел практически все более-менее значимые события Нижнего Новгорода на рубеже   XIX и XX веков  — приезд в Нижний Новгород в 1913г  императора  Николая II на торжества, посвященные 300-летию дома Романовых, Нижегородскую ярмарку 1896 года  — разряженную публику купцов, чиновников, промышленные павильоны, выхваченных из толпы простолюдинов…

Дмитриев фотографировал архитектурный облик Нижнего Новгорода,  уличную жизнь горожан, батраков на Волге, фотографировал и писателей,  и артистов,  и общественных  деятелей. Хорошо известны его портреты  Горького А.М.,  Шаляпина Ф.И., Бунина И.А.

Дмитриев  в течение нескольких  летних  сезонов предпринял поездку   по  Волге  от истоков до устья и напечатал в своей мастерской альбомы «Художественный альбом Нижнего Поволжья», 1894 год   и «Художественный альбом нижегородского Поволжья», 1895 год.  Он создал коллекцию этнографических  типов  людей,  проживающих  в бассейне  Волги.  Когда в 1902 году  Московский Художественный театр готовил к постановке пьесу Горького «На дне»,  Дмитриев предоставил  снимки из своей коллекции  в качестве прототипов горьковских героев пьесы.

В Нижнем Новгороде работает Русский музей фотографии в доме, где имели свои мастерские   Карелин  А.О. и Дмитриев М.П.

С 1917 года  отечественная фотожурналистика  обогащается новыми именами и новыми фотографиями.

Цветная фотография

В то время,  когда черно-белая фотография  успела  стать  популярной,  другие   энтузиасты  фотографии  еще  продолжали  работать  над созданием цветных  фотоснимков.  История  получения  цветного изображения  более  длинная  и  сложная  чем  изобретение дагерротипа,  но  нельзя не коснуться  основополагающих открытий в этой области.

Изобретение цветной фотографии в первую очередь связано с  именами Томаса Янга  (1773 – 1829) и Джеймса Максвелла (1831-1879).  На основе открытий Томаса Янга в области физиологии зрения человека  Максвелл разрабатывает свою теорию трех основных цветов,  которая   и  лежит в основе  получения современного цветного фотографического изображения. Свою теорию  о  цвете  Максвелл  высказал  в 1861 году    и  предоставил  цветное  изображение – клетчатую ленту.

Другой ученый  — Луи Дюко дю Орон  (1837-1920)  запатентовал свой метод получения цветных фотоизображений в 1868 году   и  даже  опубликовал  книгу «Цветная фотография»,  в которой изложил основы как аддитивного,  так и  субтрактивного  методов.  Но оба метода  тогда  казались  слишком сложными для практического  использования.

Еще один способ получения цветного изображения также оказался невостребованным. В  1891 году  физик Габриэль  Липман  представил свой цветной снимок «попугай»  и  получил  Нобелевскую премию  «за создание  фотопластинки,  передающей цвет за счет интерференции света».

popugai i lenta

В 1903 году    братья Люмьер  разработали процесс  Автохром  и вскоре — в 1907 году   –выпустили в продажу пластины  «Автохром»   – изображение в естественных цветах получали на стекле и потом смотрели его на просвет. Изображение, как когда-то и дагерротип, было в единственном  экземпляре  и размножить его было нельзя. Однако автохром  в отличие от  предыдущих методов стал  популярен. С помощью полиграфической техники  печатались  прекрасные цветные изображения   в различных печатных изданиях,  выставлялись на выставках и витринах.  Автохромный способ стал очень популярен  на несколько лет. К 1935 году   фирма братьев  Люмьер  выпустила  50 млн  автохромных пластинок.

В 20ых годах XX века появляется в Америке двухслойная пленка и только в середине 30ых годов   в продажу поступает  трехслойная   цветная фотопленка «Кодахром» для диапозитивов,  при этом  на проявку приходилось  отсылать  пленку производителю и автор получал обратно диапозитивы в рамках для проецирования на экран.   И наконец  в начале 40ых годов  создается  негативная  фотопленка  «Кодаколор», которая позволяет напрямую  получать цветной отпечаток.

Цветная фотография становится популярной и постепенно к концу XX века вытесняет черно-белую фотографию. Но  пока этого не случилось, качество цветного изображения оставляло желать лучшего.  Вот высказывание Картье-Брессона  в журнале «Фотографический ежегодник за 1955 год  («Photography Annual»):  Цвет — это завтрашний  день, сегодня  им  до «сумасшествия»  увлекаются в основном фотолюбители.   С цветной фотографией  фотографы  снова  оказались под гнетом тирании  природы  и  машины, вместе  взятых.  Сегодня  перед фотографом  стоит  вопрос  –  сможет ли он контролировать новые появившиеся средства  таким образом, чтобы с их помощью он мог выразить то, что хочет  сказать.  Будет ли он   противостоять, сопротивляться  этой тирании  и сможет  ли  воспользоваться  всем наследием  реализма  и  как  он  сможет  преодолеть  ограничения, которые заложены в  существующем  процессе?

В России  выдающимся экспериментатором   в области  цветной  фотографии  был Прокудин-Горский  Сергей Михайлович (1863 -1948).  Он разработал технику цветной съемки с последующим  полиграфическим  воспроизведением  снимков в цвете по методу немецкого ученого  Адольфа Мите, который  в свою очередь разработал свой метод на основе изобретений  Луи Дюко дю Орона.

Впервые  о своем  способе изготовления цветных диапозитивов  по методу трехцветной фотографии  Прокудин-Горский  сообщил  в 1902 году  и во время доклада  продемонстрировал   70  цветных снимков,   сфотографированных  им за  границей и  в России.  С 1906 года он регулярно помещает полиграфические  отпечатки  своих  цветных снимков  в  своем журнале «Фотограф-Любитель».

В 1909 году   Прокудин-Горский  показывал  свои работы  в  Царском Селе императору Николаю II.  После этого  события  у   него появилась возможность  осуществить свой замысел – запечатлеть все достопримечательности России  в «натуральных цветах».  Царская  канцелярия  снабдила  его  документами, которые  обеспечивали ему доступ во все места Российской  Империи, а местная администрация должна была  оказывать ему всяческое содействие.

Уже в Советской России  в  1918 году   в  Петрограде  по приглашению первого наркома просвещения  Луначарского А.В.  Прокудин-Горский   провел  три вечера  под названием «Чудеса  фотографии» — вечера были устроены в самом большом зале Зимнего дворца – Николаевском  —  и при этом присутствовало более 2000 человек, о чем сообщалось в  «Фотографических новостях», 1918г.   Но вскоре он уезжает из России. За границей часть его коллекции была продана  в Библиотеку  Конгресса США.

В 2003 году   в  Москве прошла выставка работ Прокудина-Горского, организованная  совместно Научно-реставрационным центром «Реставратор-М»  и  Государственным  музеем архитектуры имени  Щусева А.В.

Untitled-4

 Совершенствование цветной фотографии шло двумя путями – во-первых, увеличение скорости экспозиции, позволяющее фиксировать быстро текущие события  и,  во-вторых, увеличение возможности тиражировать снимок. В 1960 году изобретен поляроид —   моментальный снимок за минуту  в   присутствии  фотографируемого,  в   70ых годах в широкую продажу поступает обращаемая (позитивная) фотопленка              —   немецкая Орвохром (ORWO)   и  чехословацкая  Фомахром (FOMA)  и  все  стали  увлекаться  слайдами – многие даже проявляют  пленки самостоятельно  в домашних условиях, появляются  проекторы  и изображения  проецируются  на экраны  или прямо на стены. Издатели альбомов и буклетов отдают      предпочтение слайдам.

Сегодня,  в  XXI веке цветная фотография, теперь уже  в цифровом  исполнении,  стала  неотъемлемой частью нашей жизни.


 

 

 

 

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Follow Us!

Рубрики

Свежие записи

Свежие комментарии

Архивы

Мета

Подписаться на обновления:

Чтобы получать новости с моего сайта, заполните, пожалуйста, форму ниже:

SmartResponder.ru
Ваш e-mail: *
Ваше имя: *